Очень хочется, чтобы об удивительных врачах-дагестанцах, работающих в Москве, знала вся Россия. В какую бы больницу или поликлинику я ни пришла, всегда обращаю внимание на фамилии врачей, и еще не нашла ни одной клиники, где не работают дагестанские врачи. А это очень приятно, особенно приятно, что к ним тянутся больные. Порой на операции к таким врачам записываются за год, очередь огромная, что само по себе говорит о золотых руках, о славе, о доблести и хорошем, грамотном, профессиональном отношении врача к своему пациенту.

Много добрых слов слышала я об отоларингологе, докторе медицинских наук, профессоре Магомеде Маллаевиче Магомедове, непрерывно работающем в Российском национальном исследовательском медицинском университете им. Н.И.Пирогова и в Первой городской больнице.

Большая очередь меня не смутила, так бывает всегда у дверей знаменитых врачей. Мое внимание привлекла семейная пара чеченцев, с которыми я разговорилась, пока мы ждали своей очереди. Врач принимал в первую очередь больных.
Посетитель, им оказался Мацаев Роман родом из Грозного, рассказал: «Магомед Маллаевич очень грамотный врач и хороший дагестанец, который верен дружбе.

Еще в далеком 2002 году я заболел и попал к лечащему врачу в то время, к совершенно незнакомому мне Магомеду Маллаевичу, и с тех пор мы дружим семьями ходим часто в гости друг к другу. И уже мне мои знакомые звонят и просят позвонить и свести их. И должен сказать, что за все эти годы ни одно мое обращение не осталось без внимания, а порой из своего личного кармана он покупал лекарственные препараты, не брал деньги за некоторые обследования. Очень счастлив, что в моей жизни, жизни моей семьи есть наш кунак. Он врач от Бога, он лечит не только своим высоким профессиональным подходом, но и словами, делами, общением. При его виде многие симптомы болезни уходят на второй план. Есть много таких докторов, имея профессиональные навыки, очень черствы, что нельзя сказать о нашем профессоре. Вот и сегодня, проезжая мимо больницы, я заехал к нему с просьбой помочь по части травматологии, и Маллаевич тотчас позвонил заведующему отделением травматологии, и я уже был у него на приеме — меня осмотрели, лечение выписали… Магомед пользуется большим уважением среди коллег как профессионал в своей области, уверен, в Москве нет равных ему врачей»- рассказал он.

© П.Расулова
Магомед Маллаевич – хороший друг и лучший отоларинголог Москвы

Мне повезло увидеть в очереди и другого коллегу Маллаевича — Нажмудинову Диану Камиловну, доцента кафедры дерматовенерологии РАН, которая рассказала, что она не только знает, но и работает вместе с Магомедом Маллаевичем в одном медицинском учреждении, и к тому же они учились вместе на одном курсе в те далекие времена в Дагестанском государственном медицинском институте, и продолжили далее учебу в ординатуре, но в разных группах. «Вот с того времени мы и дружим. Я о нем знаю очень много хорошего, как от студентов, которые обучались у нас, так и от коллег. Мы совмещаем личную дружбу и коллегиальное сотрудничество. Я очень много пациентов отправляла к нему на операции, и не было никогда не то, что промаха, даже малейшего недовольства. Он очень хорошо относится к студентам, и они его очень любят. Магомед Маллаевич очень добрый, профессиональный врач высокого класса. У него очень хорошая семья, что является в наше время немаловажным фактом», — завершила она.

© Из личного архива
Врач в кругу любимой семьи

- Магомед Маллаевич, пока я сидела в очереди, я познакомилась с вашими друзьями. Очень приятно, что к вам тянутся друзья и у вас хватает времени на общение и на работу. Расскажите, пожалуйста, о себе, о семье…

— У меня обычная жизнь, обычная карьера, как и у всякого врача, местами очень удачная, местами сложная, требующая максимальной концентрации и даже отрешенности от бытовой текучки. Выбирая специальность врача, нужно понимать, что это марафон с длительным вложением и относительно поздней отдачей. И сейчас, оглядываясь с высоты своего положения, имея полный достаток и надеюсь признание, я понимаю что долгие годы учебы, жизни в общежитии, отказ от многих удовольствий, в итоге оказался однозначно оправданным. Конечно я далек от мысли, что всего достиг и придерживаюсь девиза — «все лучшее, впереди!».

Но если вкратце о себе говорить, я вырос в горах в горном ауле Шангода Гунибского района, куда я с удовольствием езжу каждый год. Это мои истоки, детство, школа, комсомол, колхоз, родители, братья и сестры, одним словом Родина, но всю сознательную жизнь, более 25 лет провел в Москве, потому очень люблю и свою столицу.

В Шангоде я окончил школу, поступил в институт, все шло в достаточно по накатанной дороге тогдашних выпускников. Конечно с удовольствием вспоминаю и виноградники и стройотряды и работу на консервных заводах, чего к сожалению лишены нынешние студенты. После окончания института, по системе распределения выпускников попал в Вологодскую область, там отработал года четыре, вначале хирургом, а потом и ЛОР врачом, оттуда приехал в Москву и с тех пор, вот уже почти 25 лет работаю здесь в первой городской больнице — ординатура, аспирантура, докторантура. А сейчас в качестве профессора Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова. Мне посчастливилось в жизни пройти эту сложную пору становления под руководством одного из самых авторитетных специалистов в стране члена-корреспондента Российской академии наук В.Т.Пальчуна, который по существу сформировал из меня специалиста, и под руководством которого уже в 30 лет я защитил докторскую диссертацию.

© Из личного архива
Магомед Маллаевич с женой

Моя семья врачебная — жена работает доктором в нашей же больнице — она акушер — гинеколог, заведует отделением патологии беременных. Старшая дочь тоже пошла по нашим стопам, сейчас и у нее горячая пора, готовится к защите диссертации. Но вот младшая пошла своим путем — ей больше нравится юриспруденция, она заканчивает юридический университет им. О.Е.Кутафина. Здесь я думаю сыграли роль принципы демократического подхода в выборе специальности. Медицину надо любить. Это больные люди, страдания, кровь, ну и т.д., не каждому по нраву, но раз она не хочет, дал ей возможность самоопределиться.

В своей семье я один медик, у нас достаточно большая семья три брата и три сестры и все успешно работают в разных областях. Мои родители также дали нам возможность свободного выбора, и я оказался в мединституте. Надо сказать, что я счастлив в этой специальности и поэтому всем своим родственникам, племянникам предлагаю только одно направление — в медицину, поэтому они все уже наперед знают мой совет в выборе специальности.

© Из личного архива М. Маллаевича
Магомед Маллаевич после сложной операции с коллегами

- Если в вашем роду нет медиков, откуда у вас появилась любовь к медицине?

— Я всегда завидовал людям которые с детства уже планирую и мечтают. У меня чаще складывается все спонтанно и какими то предначертанными свыше наверное путями я прихожу к правильному результату. У меня с детства такого стремления стать врачом не было и у большинства моих сверстников не было определенности. Может быть ради мамы, пусть покоится с миром, она захотела, чтобы я поступил в мединститут, но проучился я в институте очень хорошо, на пятерки, чем радовал очень свою маму. Она заглядывала в зачетку и сияла от радости. Любовь к медицине пришла у меня поздно — только после того, как я окончил институт. Поехал работать в далекую Вологодскую область, и вот в первый год, когда начал работу — понял — это мое. Может свобода и отсутствие домашней поддержки так повлияла, не знаю. Но уверен, что молодому человеку, в период становления, нужно дать возможность оторваться от домашнего очага.
Я люблю свою специальность. Сейчас хоть и график у меня свободный, потому что сам «командую парадом», но с работы ухожу последним, иду и в субботу и в воскресенье, и во время отпусков хожу на работу. 

- Большое счастье, когда человек идет на работу, как на праздник…

— Да! Я с большим удовольствием иду на работу, но еще с большей радостью возвращаюсь домой, где меня ждет любимая семья.

© Из личного архива
Идет операция

- Я смотрела фотографии в коридоре и ужаснулась, и не зря при входе написано, что запрещено сюда водить детей младше 12 лет. У вас очень страшная работа работать с молотком, пилой и т.д? Вы как к этому привыкли?

— Да, действительно ужасная специальность. Шучу конечно. Когда я учился в институте я и в страшном сне не мог предположить, что стану врачом отоларингологом и при том, что буду счастлив этому…
В институте я думал, ну какой нормальный мужчина будет смотреть кому то в нос, кому то в ухо или горло. Инфантильным был, и не воспринимал себя в этой роли. И как у нас там, у горцев принято, не в носу же ковыряться. Все мои однокурсники стремились в хирургию, кардиохирургию, нейрохирургию. Вот и у меня было такое…

А сейчас я объясняю студентам — ухо, горло, нос это не узкая специальность, а самая что ни есть широкая с огромным влиянием на весь организм. Вот казалось бы, что через эти маленькие отверстия носа или уха можно увидеть, но если грамотно пользоваться соответствующими приспособлениями, а в последнее время и современными оптическими приборами, то за этими узкими естественными анатомическими отверстиями открывается целый удивительный мир, там огромное поле деятельности для совершенствования. Другое дело, что надо учиться и правильно воспринимать, то что выделяется из этих органов. Мы например не любим, когда говорят сопли, гной и т.д. правильно говорить — слизистые выделения. Кстати проктология тоже прекрасная и очень благородная и благодарная специальность. К этому надо относиться с пониманием. В ходе учебы и работы к этому привыкаешь. Если на первом — втором курсе многие горцы и горянки падали в обморок при виде голого человека, трупа в морге, при виде крови и т.д., то уже на 4, 5 курсе мы спокойно могли есть бутерброд принесенный из дома и не морщиться, и это было привычно, привыкаешь и к моргам и к запахам. Все приходит в норму в системе обучения.

Я всегда студенческие лекции начинаю с напоминания о важности ЛОР органов для пациента — первый вздох ребенка, первые секунды жизни, начинаются, тем, что ребенок начинает дышать носом. Кислород поступает через нос, благодаря уху мы слышим, принимаем пищу и глотаем и т.д., одним словом — это очень важные и социально значимые органы для полноценной и качественной жизни.

- Понятно, что к вам часто обращаются при травмах и при болезни этих органов. Но в последнее время бум обращений женщин, в том числе и мужчин для исправления формы носа или ушей? Не напрягают вас такие пациенты?

— Эта мое любимое направление работы. Да, на сегодняшний день ко мне обращается очень много желающих изменить свой внешний облик. В Москве немного эти желания спадают, но на Кавказе на мой взгляд только растет. Раньше, во время моей молодости, подобные операции были единичными и нужно было иметь твердость характера, а сегодня это типичное, банальное, доступное вмешательство.

Когда ко мне приходят такие пациенты, я начинаю с того, что советую не делать эту операцию, потому что собственно к здоровью внешний вид и форма не имеет никакого отношения. Это эстетическое, субъективное восприятие самого обратившегося, его гармоничное восприятие окружающими. Часто человек с несиметричными формами лица чувствует себя отлично.

Например, Анна Ахматова — великая поэтесса, у нее был нос с достаточно большой горбинкой, но она чувствовала себя гармонично, было очень много поклонников и внимания со стороны мужчин. И наоборот- правильный, красивый нос, а вот внутренний дискомфорт, дисбаланс, неуверенность в себе, заставляют искать хирурга. Поэтому нужно уметь правильно выбирать пациента, а кому то может и отказывать.

Я обратил свое внимание на то, что сделав удачную операцию по поводу эстетических пропорций, люди более благодарны, чем те, которых ты спас от более глубоких страданий, болей и осложнений. Эти пациенты бывают, счастливы безмерно. Вот недавно сделал операцию девочке, она с мамой приходила. После того, как снял гипс — они просто были безмерно рады: мама плачет, дочка рыдает, и целуются, меня расцеловали. Они получили именно тот результат, о котором мечтали. И в такие минуты мы вместе с ними счастливы конечно и хирурги.

Ахмедов Багавдин Гаджиевич - заведующий отделением травматологии-ортопедии НМИЦХ им. Вишневского, доктор медицинских наук
Багавдин Гаджиевич: О травматологии и не только о ней

- В вашей больнице эти операции проводятся платно?

— К сожалению, и в нашей и в любой другой, эти операции не входят в перечень операций проводимых в системе обязательного медицинского страхования (ОМС). В ОМС входят, например, операции по поводу искривления перегородки носа — это важно для дыхания, работоспособности, сердца, сосудов и т.д. Это мы делаем бесплатно по ОМС. Но операции по восстановлению формы носа и другие эстетические вмешательства производят в специализированных учреждениях на платной основе.

Профессор Саидбегов в своем кабинете
Золотые правила лечения «смесью Саидбегова» и о волшебном методе безоперационного лечения грыжи – НИРПИС

- Магомед Маллаевич, я смотрю у вас очень старая больница. В таких больницах, хоть каждый год ремонтируй, не будет современного вида. Пациенты не боятся внешнего и внутреннего вида больницы? Как к этому вы относитесь?

— Больница — моя кровь, слезы и любовь! К сожалению сервис и ремонт не зависят от врача или профессора, для этого есть администрация учреждения. Каждый год обещают начать строительство нового корпуса, но как то не получается. В 1 городской больнице я работаю все 25 лет своей трудовой деятельности. В одной больнице, вот в этом кабинете, за этим рабочим столом, в этой операционной — я не изменяю ей. Наверное что в семье, что на работе так судьбой приписано — что однолюб.

Это одно из старейших зданий Москвы — одна из известнейших больниц столицы. Ей уже около 250 лет- строили ее в XVIII веке, на средства князя Голицына и уже во времена нашествия Наполеона здесь лечили французских солдат. Больница во все времена позиционировалась как благотворительный приют и лечебница для малоимущих слоев населения. Надеюсь что прекрасные старинные памятники архитектуры когда нибудь привлекут внимание столичных властей. Бывает неудобно перед пациентами, но что поделаешь… Но для работы здесь есть все — хорошее оборудование, отличное техническое оснащение, профессионально подготовленные врачи, потому к нам и приходят. У нас в одной палате может лежать бомж и на соседней известный банкир, никуда не денешься, терпят. Пациенты согласны не обращать внимание на недостатки сервиса, приходят на имя, на результат.

Наша больница огромная, многопрофильная, здесь есть все службы и она работает с очень большой нагрузкой- обслуживает 12 — 14 млн. населения Москвы, в том числе по оказанию скорой медицинской помощи, только в одно лор отделение скорая помощь привозит 25- 30 пациентов в дежурство. Это и кровотечения, с гнойными процессами, воспалениями, осложнениями, болями и т.д. В нашем отделении большой персонал. Штатных врачей пять, но ординаторов почти 35 человек, проходящих под моим ведением практику после окончания института. И мы все 40 человек- с утра до вечера бегаем и порой даже чай попить или присесть нет времени, поэтому нагрузка у нас очень большая, все заняты.

© Из личного архива
Магомед Маллаевич

- Магомед Маллаевич, за то время, пока ждала вас, приехали очень много кавказцев — они приехали специально к вам или сегодня я нарвалась на такую картину?

— Да, если честно обычная ситуация. У меня не только они, но и пациенты со всей страны, и ближнего, а иногда и дальнего зарубежья. Стараемся всем оказать должное внимание.

- Скажите, пожалуйста, Вы часто едете в Дагестан, бываете в Лор отделениях республики? На ваш взгляд, как обстоит дела в этой области? И кого можете назвать лучшими?

— Конечно, мысленно я всегда на родине, я иногда жене говорю, вот выйду на пенсию — уедем с тобой домой. Она смеется и говорит, — ты езжай куда хочешь, а я останусь с детьми и внуками в Москве.
Я каждый год в свой долгий отпуск — в почти два месяца, провожу в Дагестане. Вы думаете эти два месяца, я отдыхаю? Недели две уделяю поездкам заграницу — для повышения квалификации, специализации, из них два — три дня, хожу на море, остальное время я опять с утра до вечера пропадаю в больнице. Друзья и родственники смеются — слушай, тебе не хватает больных в Москве? Нет, я так отдыхаю. Хирург не должен уставать за операционным столом, если он устал — тогда точно, пора на пенсию.

В Дагестане я знаю много хороших специалистов. Вот тот же бывший министр Танка Ибрагимов, очень хороший специалист, профессионал своего дела, прекрасный хороший человек… Но вот в силу обстоятельств попал в такой переплет. Кому то не смог отказать, где то не проявил жесткости. В итоге ничего хорошего. Главный врач центральной клинической больницы Ибрагим Уцумиевич, просто преобразил внешний вид больницы, много полезного сделал и на мой взгляд, грамотный, толковый специалист и организатор.

Нового министра здравоохранения РД Джамалудин Алиевич имел удовольствие познакомиться. Он с головой окунулся в работу, взялся за тяжелое дело очень ответственно и я уверен, он справится с непростой ситуацией в дагестанском здравоохранении. Правильно сделал, что сменил некоторых одиозных руководителей больниц. Пришли новые руководители и все как на подбор горят желанием достойно выполнить свою работу.

Лучший врач Москвы: Творим чудеса, спасая и восстанавливая здоровье детей
Лучший главный врач Москвы: Творим чудеса, спасая и восстанавливая здоровье детей

Общий уровень здравоохранения нашей республики, впрочем как и в стране, требует дальнейшего усовершенствования. А что касается лор службы — я уверен, что врачи бы и рады лучше работать, выполнять современные стандарты здравоохранения, но с тем оснащением современным оборудованием, технической обеспеченностью это невозможно. Врачи хотят и могут работать, только должно быть адекватное администрирование и хорошее техническое оснащение. Есть хорошие перспективные, трудоспособные врачи — тот же заведующий ЛОР отделением Шамиль Ибрагимович в центральной больнице в Махачкале. Вижу как они работают, делают все что могут, но когда у тебя нет видеотехники, когда нет соответствующего оборудования, ты завален кучей ненужных отчетов, протоколов, придирок со стороны страховых компаний и пр., все это отвлекает от основной работы — лечить больного! От этого страдает все наше Российское здравоохранение. Ну хорошо что есть потенциал, есть новое руководство, есть желание все исправить- а это уже очень хорошо!

© Из личного архива
Маллаевич катается на лошади

-Вы весь в работе. И отпуск проводите, работая… Чем-нибудь любите заниматься для души, для себя?

— Конечно, я же живой человек! Я очень люблю спорт. Два раза в неделю встречаемся с нашими профессорами и играем в футбол. Кричим как сумашедшие, энергии через край. Меня в шутку они называют бегунком, я у них нападающий. Со стороны смешно, старая гвардия уходит в детство.

Очень люблю лошадей, езжу хотя бы раз в неделю, покататься на лошади на ипподром — это страсть у меня осталась еще с гор. Не упускаю случая покататься на лыжах, рядом с домом горно-лыжная база, с удовольствием играем в бильярд, поставил у себя дома бильярдный стол. В последнее время пристрастился к игре на зурне, для этого купил несколько штук и периодически раздражаю семью, правда они пока терпеливо молчат. Дружу со спортсменами и часто бываю на их выступлениях, они в силу своей профессии, часто травмируются и приходят ко мне за помощью.

© Из личного архива
В свободное время врач любит играть в биллярд

- И в конце, Магомед Маллаевич, можно от вас совет для наших читателей — как уберечь себя от болезней в вашей области?

— Да, если течет нос, возьмите дольку чеснока и плотно вставьте в ноздрю. Течь пройдет! Шутка конечно. Советов как избегать заболеваний очень много, они известны, ничего нового я посоветовать не могу. Надо жить полноценной жизнью, мы живые люди, будем болеть, выздоравливать, работать, любить, дружить. Одним словом, я придумал в последнее время такой принцип — хорошо тем не у кого все есть, а кому хватает то что есть. Желаю всем читателям не болеть и спокойствия в душе. Но не самоуспокоения. Это разные точки зрения на жизнь.

Беседу вела Расулова Патимат Магомедовна


Справка:

Образование:
1978-1984 Дагестанский Государственный медицинский институт. Лечебный факультет. Специальность — врач-лечебник.
1984-1985 Интернатура на базе Вологодской городской больницы №1. Специализация — общая хирургия
1988-1990 Ординатура на базе Российского Государственного медицинского университета (РГМУ). Специализация — оториноларингология.
1990-1993 Аспирантура на базе РГМУ.
1993-1997 Докторантура на базе РГМУ (в настоящее время, с 2011 г, Российский национальный исследовательский медицинский университет — РНИМУ).
2014-2015 Обучение по программе профессиональной переподготовки «Государственное и муниципальное управление в социальной сфере» на базе Российской академии предпринимательства (АНО ВПО «РАП»).
Ученая степень:
1993 кандидат медицинских наук. Защита в РГМУ. г Москва.
(Тема диссертации «Воспалительные заболевания наружного слухового
прохода»)
1997 доктор медицинских наук. Защита в РГМУ. г Москва.
(Тема диссертации «Ранняя диагностика периферических расстройств слуха и современные методы их лечения»)
2000 г — присуждено звание профессора.

© Из личного архива
Жена и дочери Магомеда Маллаевича
© Из личного архива М. Маллаевича
На конференции по отоларингологии
© Из личного архива
В кругу семьи и родственников
© Из личного архива
Семейный ужин