История экономики Дагестана — это практически приключенческий роман со многими культурно-социологическими ответвлениями.

Трудно сказать, что больше оказывало влияние друг на друга — культура на экономику или экономика на культуру.
Если смотреть ретроспективно, то Дагестан всегда был отличным реципиентом — принимал все самое лучшее и быстро распространял практику внутри региона. Есть множество примеров уходивших в поисках знаний и навыков людей, затем ставших известнейшими алимами, шейхами, мастерами. Но традиционный вековой историко-экономический уклад уже с середины 19 века начал сильно меняться.

К сожалению, мы должны себе сказать — пока Дагестан еще не был базисной точкой развития, экономического или культурного. Мы — родители уникальной культуры, которая вобрала в себя бесчисленное множество языков и традиций, ремесел и умений, кухни и одежды, религий, экономических и политических течений. И в каждый отдельный период времени главенствовало одно из многих течений, трендов, определявших развитие региона.

Дагестан на фестивале «Многоцветие России»
В МДН на фестивале «Многоцветие России» ярко и богато представили Дагестан

Вспоминая 19 век добрыми и недобрыми словами, думаю, мы довольно достоверно представляем себе быт народа, его экономическую основу и культурно-бытовой уклад.
Начало и середина 19 века. Это период верховенства культуры, традиционного уклада, который подразумевал в себе ориентированное вовнутрь производство — сельскохозяйственное, ремесленное. Традиции взаимоотношений между мужчинами и женщинами, между различными районами (это ведь часто разные языки), между различными общественно-политическими формациями (это и свободные общества в Андалале и Цудахаре, и трайбалистские общества в Дидоэтии и Карата, и классические ханства в Аварии, Лакии, Южном Дагестане) — все это служило препонами для стабильного экономического развития, расширения торговли, несмотря на достаточно развитые для того времени торговые пути и связи с окружающими странами — Персией, Турцией и др.

Как ни странно, это можно назвать прообразом экономики знаний, когда шло постоянное накопление навыков и умений, которые затем применялись в республике и быстро распространялось по территории. Период бурного роста ремесел — камнерезы в Согратле и Цудахаре, злато- и среброкузнецы в Кубачи и Гоцатле, оружейники в Кахибе и Кумухе, ткачи в Юждаге, террасное земледелие по всему региону — это результат вековой миграции и поиска знаний.
По большому счету, издревле развитое сельское хозяйство в Дагестане обеспечивало, максимум, саму республику, да и то частенько закупали продовольствие в соседних регионах либо шли туда войной за добычей. Опять-таки это можно назвать особенностью национальной культуры, определявшей экономику — частью сельскохозяйственную, частью ремесленную и небольшая часть военных походов, позволявших затем жить несколько безбедных лет.
Поэтому, я определяю это время как "Культура управляет экономикой".

Но все испортила Кавказская война. Три десятилетия постоянного ущерба и потерь, миграция тысяч ученых и мастеров привели к страшному обнищанию народа, уходу от традиционного бытового и экономического уклада.

И здесь экономика начала определять культуру. А экономика уже строилась не сама по себе, десятилетиями, а строго выстраивалась в соответствии с интересами большого государства — Российской империи. Конец XIX — начало XX века.

Идет механизация многих производств, появление множества небольших заводов — мыловаренных, кожевенных и прочих, а также встраивание Дагестана в большой торгово-транспортный путь по железной дороге. Полным ходом идет формирование городов — Петровска, Хасавюрта и др. Это повлекло за собой переход от семейного фермерско-производственного уклада к началу фабрично-торговой жизни, когда крупный и средний бизнес, большое количество административного начальства формирует требования к порядку жизни, его культурным особенностям.

Конференция «Многонациональный Дагестан культура, традиции и современность»
Нина Кибрик: У моего отца Александра Кибрика был свой Дагестан!

И нет уже запрета на разговор мужчины с незнакомой женщиной, и засеиваются огромные поля на равнине, что сильно бьет по стоимости выращиваемых высоко в горах сельскохозяйственных культур, и все меняется вокруг. Из свободного общества узденей вырастают люди, встраивающиеся в большую государственную бюрократическую систему, что меняет их поведение, одежду, требования к себе и окружающим. Когда одним росчерком пера переносится завод из Гергебиля в Темир-хан-шуру, и сотни людей вдруг остаются без работы, то здесь экономика начинает определять культуру. Культуру поведения, знания, отношения к людям, одежды и даже потребления еды.

Это период бурного роста экономики, но совершенно непривычной перестройки. Даже привычка воевать (не знаю, можно ли ее именно так назвать) встраивается в систему служения государю, армии, что становится довольно сильным постоянным источником дохода, но при этом абсолютно убивает свободу выбора и самовыражения — ведь никогда до этого дагестанцы не являлись активными участниками наемных войск.

Но что мне лично кажется интересным. Начало 20 века ознаменовалось огромным культурным вливанием в Дагестан по всем направлениям. Появление нефтяных промыслов, возможность открытия собственных заводов привело сюда мощные потоки немцев, армян, евреев, которые дали просто гигантский толчок культурно-историческому развитию республики.

Считаю одним из ключевых элементов воздействия на экономику и культуру Дагестана то самое время, когда в этом плавильном котле смешали в кучу новые национальности, традиции, производства, новые продукты и еду, одежду и привычки. Это многообразие, свежая кровь вновь подтолкнула Дагестан к экономике знаний, когда не просто служение и торговая деятельность кормит лично тебя и твою семью, а большими скачками настигают великое будущее. А какой всплеск предпринимательской активности, меценатства!
Это привело к тому, что в скором времени заблистали великолепные писатели и художники, проявили себя отличные бизнесмены — мы вспоминаем сразу Халилбека Мусаясул, Готфрида Гасанова, братьев Вейнеров…
Но все это сменилось гражданской войной, в очередной раз разгромившей экономику республики — и долгие годы восстановления.

Сильнейший политический пресс, командная экономика, искусственно выращиваемая культура с гигантским воздействием культуры большого народа России (СССР), жесточайшее преследование религии — это привело к какой-то космической девиации, когда одновременно ратовали за колхозы и собственное хозяйство, за коммунизм и шариат, за традиционные песни и танцы, но уже в современной одежде и под другую музыку…

Удивительное время, подарившее нам столько гениев! Мы наслаждаемся сегодня их музыкой, стихами, архитектурой — и глубоко благодарны им за это!

И все-таки, по итогу, это опять вело к экономике знаний, когда культура определяла экономику, когда наука двигала производство, а учение определяло качество жизни! Сложно объяснить причины такого результата, но не отдать им должное мы не можем.

Как мы видим, эта бесконечная борьба двуединств — культуры и экономики, которые тянут друг друга, определяя, что будет завтра…Но иногда вмешиваются внешние причины — и все снова приходится начинать сначала.
Как и сегодня.

Конференция «Многонациональный Дагестан культура, традиции и современность»
Семейно - брачные отношения в Дагестане и Карачаево - Черкесии

Мы не назовем культуру Дагестана сегодня определяющей. Знания и умения, культурные особенности взаимодействия людей, общества, государства сегодня отстают от современных требований. И они не дают подняться экономике Дагестана. В современной экономике мегаполисов и широкополосного воздействия наднациональной культуры очень сложно выдержать, сохранить свой стержень.

Мы видим, что внешнее воздействие (Российской империи, Советского союза) в итоге давало толчок развитию и экономики, и культуры, но сколько приходилось терпеть во имя этого, и сколько людей было потеряно на этом пути!

Мне хочется завершить доклад такой формулировкой. Потребность в искусстве создает экономика, но потребности в экономике формирует культура.

Надо определяться. Что для нас первично — курица или яйцо. Культура или экономика. И развивать наш дом. Любимый общий дом — Дагестан!

Хаджи — Мурад Абашилов