В многонациональной России межнациональные отношения всегда были и остаются в центре внимания властей. Л.Н. Толстой в 1908 году в статье «Не могу молчать» писал: "Сила событий никак не в материальных условиях жизни, а в духовном настроении народа». А духовное состояние россиян к моменту принятия Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 годов силу разных причин, в том числе и потому, что Концепция национальной политики, действовавшая в тот период, уже не в полной мере отвечала сложившейся ситуации, не могла дать ответы на поставленные временем задачи.

Гражданское единство россиян, особенно после развала Советского Союза, подверглись жесточайшим испытаниям, вплоть до переформатирования этнонациональной и гражданской идентичности. И на этом фоне неопределенности и господства стихии и непредсказуемости этнонациональных процессов произошло ослабление государственной политики и гражданской позиции по обеспечению межнациональной стабильности Российской Федерации. (Сальск, Манежная площадь, Ростов, Ставрополь и т.д.).

Поэтому появление Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года стало событием в духовной жизни народов России. Она появилась в период, когда реальное состояние национальной политики Российской Федерации нуждалось в новых концептуальных подходах с учетом необходимости решения вновь возникающих в обществе проблем, и перспектив развития национальных отношений.

Нам отрадно, что старт реализации Стратегии почти был дан в Дагестане. Подготовленная в республике с привлечением научной общественности Программа реализации Стратегии была одной из первых в России и признана на федеральном уровне. Это стало возможным благодаря прошлому опыту Дагестана в решении межнациональных проблем. Еще в 1993 году в республике была разработана первая в России Комплексная программа развития национальных отношений Республике Дагестан, и она успешно решила поставленные задачи. Следует отметить, — это был первым опытом программного обеспечения вопросов национального развития не только в Дагестане. Мы исходили из того, что в национальной политике нужно строить мосты, объединяющие народы, а не стены, которые разделяют их по разным признакам.
Еще до принятия Стратегии Дагестан принимал Законы РД «Об утверждении Программы развития национальных отношений в Республике Дагестан на предстоящие периоды, что создало прочную правовую основу проведения национальной политики в республике.

Актуальность выводов, вытекающих из Стратегии, для Дагестана особенно очевидна, поскольку исторически он находился на стыке разных цивилизаций, культур и религий, и на его территории в течение многих столетий сформировалась крупная межэтническая общность людей, исконно проживавших в данном регионе и основанная на единстве их исторических судеб, а также близости культурных и духовно-нравственных ценностей.
Поэтому Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года сегодня — это руководство к дальнейшим позитивным действиям в межнациональных отношениях. В республике многое сделано по ее реализации.

Но, на мой взгляд, есть некоторые узкие места в ее реализации. К примеру, хотя определена ответственность глав МО за состояние дел в межнациональных отношениях, за успешность решения национального вопроса, но на практике не ощущается эта ответственность и очень слаб спрос с руководителей за это равнодушие.Такие моменты надо бы учесть при внесении уже готовящихся изменений в Стратегию.

Или другой вопрос.Наличие большого количества народов, этнических групп со своими самостоятельными языками ставит перед обществом, в том числе и перед органами государственной власти ряд проблем, связанных с обеспечением оптимального функционирования русского и родного языков. В перечне основных вопросов государственной национальной политики Российской Федерации, требующих особого внимания государственных и муниципальных органов, первым указано — «сохранение и развитие культур и языков народов Российской Федерации, укрепление их духовной общности,обеспечение прав граждан на изучение родного языка".

У каждой национальной культуры есть своя история, этапы становления и развития, периоды подъема и падения. Развитие ее совершается в условиях социальных, экономических изменений, политических реформ. Но реформы в этой сфере должны быть направлены на сохранение языкового богатства, на их дальнейшее развитие.Свое будущее каждый из дагестанских народов представляет через развитие национальной культуры, в основе которой лежит язык. Это обязывает нас, наоборот, улучшить качество обучения в системе образования, расширить поле использования, функции родных языков в официальных мероприятиях, объемов теле- и радиопередач на них и т.п.Руководители районными, городскими управлениями образования из разных учебных программ выбирают наиболее не трудоемкий вариант без изучения родных языков (не надо воспитывать кадры, готовить учебники). А где наш патриотизм, гордость за свой народ, его культуру и самобытность?

Дагестан был одним из трех пилотных регионов России, на территории которой реализовывалась Совместная Программа Совета Европы "Национальные меньшинства в России: Развитие языков, культуры, СМИ и гражданского общества".

И третье. В Стратегии указано, что на развитие национальных (межн) отношений влияют негативные факторы, в числе которых и «распространенность негативных стереотипов в отношении некоторых народов». Это было отмечено в 2012 году. Но дагестанцы с молчаливого согласия всех это чувствуют и сегодня, на шестом году реализации Стратегии. Мало, кто говорит о 75 дагестанцах-Героях Советского Союза, о 8 кавалерах Ордена Боевой Славы, о генеральных конструкторах космических кораблей России, о дагестанцах, изменивших мир, о министрах Союзного уровня великой страны, об ученых, врачах, спортсменах, защищающих интересы России. По центральным СМИ говорят о дагестанцах — хулиганах, экстремистах и вообще о «лицах кавказской национальности». Единственное в соцсетях, к которым мы относимся с недоверием, можно найти примеры, когда представители другой национальности, побывав в Дагестане, восторженно отзываются о его людях, о народах. А основные проводники политики государства, формирующие общественное мнение,в лице центральных СМИ даже сегодня этого не замечают. Когда мы сами признаем, что «ситуация в сфере межнациональных отношений не до конца отрегулирована, и наши оппоненты видят в нашей многонациональности слабое место для государства» то не упускаем ли мы главное звено в этом важном деле?

И последнее. Говоря о межнациональных отношениях на Северном Кавказе в рамках Стратегии, следует отметить, что этнодемографические, этнонациональные условия этого региона слишком резко отличаются от общероссийских. Поэтому было бы целесообразным в рамках Стратегии разработать программу действий в этом регионе (согласованное с программами каждого субъекта СКФО) в области сохранения и развития национальных отношений, которые являются основой мира и стабильности на Юге России. Это было бы и усилением национальной политики на региональном уровне.

Но есть проблемы восстановления Ауховского района, обустройства Хра-Убинцев, переехавших из АР, для решения которых нужны средства из федерального бюджета.
Эти и некоторые другие недоработки, думаю, надо учесть в нашей дальнейшей практической работе.

Уважаемые участники круглого стола!

Сам факт проведения данного мероприятия в Дагестане говорит не только о важности реализации Стратегии в регионах, сохранения стабильности в межнациональных отношениях, но и свидетельствует о внимании со стороны Комитета Госдумы к ситуации в многонациональных республиках, каковым является Республика Дагестан.
Сегодня Дагестан — один из самых обновляемых субъектов России, который демонстрирует уверенные шаги в экономическом, социально-политическом развитии.

Возглавляя Дагестанское региональное отделение Ассамблеи народов России, и будучи экспертом Комитета по делам национальностей Госдумы СФ РФ, могу сказать, что эта общественная организация в масштабах России проделывает большую работу во исполнение основных положений Стратегии. Еще не было самой Стратегии, но почти все основополагающие задачи и принципы, впоследствии заложенные в ней, были на вооружении и ею реализовались на практике. В результате в условиях отсутствия федерального органа исполнительной власти, занимающегося национальными отношениями, многие негативные процессы, которые начали в ту пору зарождаться в разных регионах страны, удалось остановить, и направить в нужное русло.А сегодня это стало нашей совместной работой. В этом, естественно, заслуга и ее первого председателя Р. Абдулатипова.

Свою лепту в эту работу вносит и Дагестанское региональное отделение, которое объединяет более 8 тыс. членов. Подписали договор о сотрудничестве ДРО АНР с Общественной палатой Республики Дагестан, Координационным Советом НКО РД и т. д.

Совместно с Миннацем РД был реализован проект «Дагестанцы в судьбе России», где отражен огромный вклад дагестанской интеллигенции, лауреатов Ленинской, Сталинской, Государственных СССР, РСФСР, России премий. Понимая, что Северный Кавказ наш обитель в Общероссийском Доме, мы подписали Соглашения о взаимодействии и сотрудничестве с другими региональными отделениями (Ассамблеей народов Ингушетии).

ДРО АНР поддерживает отношения с представителями РД в субъектах РФ, Главами муниципальных образований республики.

Хочу отметить большую практическую помощь со стороны Председателя Совета Ассамблеи народов России Смирновой С.К. и ее заместителей в нашем деле. Они неоднократно приезжали в республику и активно участвовали в проводимых мероприятиях.

© Фото из личного архива З. Ильясова
Зикрула Ильясов

Выступление З. Ильясова, председателя Дагестанского регионального отделения Ассамблеи народов России на
«круглом столе», проведенном 21 сентября 2018 года по инициативе Комитета по делам национальностей Госдумы ФС РФ под руководством его председателя Ильдара Гильмутдинова в Народном Собрании РД.