С этой удивительной, маленькой женщиной я познакомилась несколько лет тому назад на мероприятии, проводимой дагестанцами в Московском Доме национальностей. Среди всех гостей она привлекла мое внимание, тем, что не похожа на дагестанку. Невольно возник вопрос: «Кто такая, и что ее привело сюда?». Энергичная походка женщины под 90, дуля на макушке, ее образ никак не клеился вместе с дагестанцами. Все ее обнимали и радовались, что она вместе с ними. Вот тогда то, я и узнала, что эта знаменитая Клара Филипповна Власова - художник, станковист, которая занимается живописью, член Союза художников России, заслуженный художник Республики Дагестан. Эта вся та же отважная москвичка, которая купила дом в высокогорном селении Чох, Гунибского района.

0

В связи с 90 летием Клары Власовой, в эти дни в Московском академическом художественном лицее Российской академии художеств, открылась выставка «Я и мое время». Корреспонденту интернет портала «Россия для всех» Патимат Расуловой, она рассказала о своей жизни, творческом пути о дружбе с дагестанцами и многом другом.

Клара Филлиповна с 11 лет занимается живописью, первую в своей жизни премию получила на Всесоюзном конкурсе детей, будучи еще ребенком. Это ее приободрило и стало причиной того, что в 13 лет она поступила в Московскую среднюю художественную школу при Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова - оно совмещало общеобразовательную школу и художественную.
1941 году, когда началась Великая Отечественная война, школу эвакуировали вместе с педагогами в Башкирию в Уфу, где их не приняли, и их вместе со всей группой перевели в русское селение Воскресенск, в предгорьях Урала.

Когда их перевозили, детям было весело, казалось, что их везут в пионерский лагерь, но как оказалось все три года, что они там жили, столкнулись с деревенским, тяжелым бытом.

Клара продолжила свой рассказ предложением: «В общем, мое поколение художников, из которых почти никого не осталось на сегодня, сыграли решающую роль в изобразительном искусстве предыдущего и начала нашего века.

0

- На вопрос с кем из знаменитых художников она работала, Клара Филлиповна без гордости ответила:

- В институте училась у Сергея Васильевича Герасимова, русского художника, представителя русского импрессионизма, создавший также целый ряд эталонных соцреалистических картин. У меня были хорошие учителя Кожев, москвич, племянник известного русского художника-абстракциониста Василия Васильевича, Виктор Иванов, народный художник СССР, лауреат Государственных премий, действительный член Российской Академии художеств, Стажаров, художник, член-корреспондент Академии художеств СССР и многие другие известные художники.

Я рада, что меня судьба знакомила с известными художниками, у которых в то время многому училась. Вместе с ними я работала и училась понимать искусство.

После окончания института меня направили на восстановительные работы. Это был 1945 послевоенный год. Нас тогда направили в ВДНХ, где мы работали в таджикском павильоне - восстанавливали панно. Это была сложная работа, тогда нас даже отправили в командировку в Таджикистан, чтобы мы познакомились с настоящими таджиками, потому что был момент в работе, когда директор павильона хотел, чтобы у передовиц на картине были толстые ноги, другой методист утверждал, что лучше тонкие. А нас для того и отправили в Таджикистан, чтобы мы сами увидели, какие же ноги на самом деле у таджикских женщин.

Приехали мы в Душанбе, затем нас отправили в глубинку, тогда некоторые женщины таджички ходили еще в чадре. В деревне шел слух, что границу в горах перешел Эмир бухарский. По всем селам ему искали самых красивых невест. Там тогда была непонятная, смешанная власть и советская власть, и прежняя власть богачей.

И оказывается в то время не разрешалось рисовать людей. Мы рисовали только детей. И как же мы были счастливы, когда нашли девушку, росшую в детском доме и которая могла изъясняться с нами на русском языке. Девушка была более раскрепощенной, даже нам немного позировала.

И каково же было наше удивление и как же мы испугались, когда однажды к нам пожаловал хозяин дома с винтовкой и фонариком. Он искал наши работы. К счастью, мы прятали свои заготовки. Тогда мы в действительности поняли насколько рискованно рисовать в Таджикистане людей.
Но зато мы набрались многих эмоций, подготовили этюды, получили массу удовольствия. Мой приезд в Москву был недолгим, после завершения работ в ВДНХ начались мои путешествия по Средней Азии. Так случилось, что я ее всю объездила с этюдником, где только я не была...

Во время учебы в институте, нас везли и на дачу в Крыму. Там на берегу моря, рядом с татарским поселением, расположилась летняя «Козы» (Так ее называли). Везде были виноградные поля, а люди в то время жили в послевоенных полуразрушенных домах, нас кормили чем то 3 раза в день, нам этой еды было недостаточно и когда голодали, мы бегали на поля собирали виноград. С нами тогда ехала и обнаженная «модель», мы плавали в речке и рисовали каждый день по три часа эту модель и крымские прекрасные пейзажи.

- Очень часто вижу вас на многих мероприятиях дагестанцев. Что вас связывает с Дагестаном?

- У меня всегда был интерес к людям другой национальности, хотя сама я коренная москвичка, родилась на Тверской улице, рядом с Моссоветом, из моих окон была видна Кремлевская башня. В общем, чисто русская. Думаю, что всем было бы полезно знать нравы людей других национальностей, тогда не было бы этих неприятных межнациональных междоусобиц.

А вот как я попала в Дагестан, это интересная история. Первый мой муж был русский, но мы разошлись, так как он был довольно таки человеком трудного характера, а потом, как то меня подхватил на одном творческом вечере один молодой дагестанец и предложил дружить. Ко мне после этого, пришел наш художественный руководитель и говорит: «Клар, ты, оказывается, выходишь замуж за этого Омара, как же так?» Я говорю: «А чего же он подошел к тебе, а не ко мне с предложением руки и сердца?».

Ненавязчивое ухаживание дагестанца увлекло меня. Моему сыну тогда было 10 лет, но это не было преградой для моего Омара. Мы договорились, вот поедем в Москву и если ты подружишься с моим сыном, будем тогда жить вместе. Омар Ефимов, один из немногих художников в Дагестане, в Ленинграде как прикладник, окончивший Художественный институт. Ему было интересно рисовать местных людей.

Дагестанцы, люди детолюбивые, и так как у него не было своих детей, моего он принял как своего. Позднее сын говорил: «Мам, что ты нам с Омаром портишь нервы?».
Позднее он меня забрал в свое лакское село. У него три сестры, у всех бесконечные дети, по шесть и более человек. Ему все хотелось показать, что он уже москвич. Каждый встречный останавливал его и спрашивал «Чир бура? Цукун бура?» и я его оставляла на месте, сама шла продолжать работать. Для меня важнее была все-таки работа. Я решила, что это слишком сложно иметь такие родственные отношения.

Как то по туристической путевке мы поехали в Гуниб, нас повезли и в Чох, которое имеет и русское значение чох - «все вместе» и я увидела, совершенное село, раскинувшееся среди гор.

Вот тогда я подумала: «Здесь я должна купить себе дом». Это было начало 70 годов. Этот дом был необыкновенным, комнаты были расписаны, каким то неизвестным художником. Дому более ста лет. Дагестанские росписи узорами, арабские росписи из Корана, это был уникальный дом.
Я постаралась, как можно дольше сохранить эту красоту.

Всем было интересно, что москвичка покупает дом в горном районе Дагестана. Дом мне сразу очень понравился. Хоть месяц, два, но я каждый год, обязательно работала в горах. Дагестанские художники рисовали в основном не с натуры, а по памяти, это же для них легко, все родное и близкое, но я же была ошеломлена этой красотой, потом понимала разницу красоты в разных уголках моей любимой родины. Красота она разная: в Средней Азии одно, в Крыму другое, в Японии третье...

Самое интересное у дагестанцев - это многообразие природной красоты, многоязычность, доброжелательность народов. Я рада, что знакома и люблю этот народ!

- Как часто вы едете в Дагестан? Что вам нравится там?

- Каждый год, осенью я обязательно бываю дома. У меня очень много друзей дагестанцев. Меня не пугают трудные условия жизни. Например, надо воду таскать самой. Меня все встречают очень хорошо. Семья фотокорреспондента Чутуева, всегда поддерживала меня. Эта очень хорошая семья.

Дом, который я купила по метражу очень большой-200 кв.м, 50 метров террасы, где держим картины, большие комнаты. Несколько лет тому назад, председатель сельсовета попросил сделать меня выставку в селе. Все сельчане и гости села с интересом разглядывали мои картины и по новому открывали для себя все прелести их родного Края.

- Какая еще выставка ожидается, что планируете?

- Мне очень хочется, организовать выставку не только моих работ, но и художников моего поколения. Над этим я работаю.

Вот и сегодняшняя выставка, которая проходит в Московском академическом художественном лицее Российской академии художеств и которая продлится еще до 20 февраля, доказал, что дагестанский народ может быть благодарным. Многие сельчане с подарками приехали ко мне на выставку. Дагестанцы, проживающие в Москве, тоже уважают меня и все, как одна большая семья, пришли на выставку. У меня много друзей среди дагестанцев. Салим Салимов, глава администрации муниципального образования «Сельсовет Чохский» Гунибского района республики привез мне памятные подарки, в том числе и дагестанский платок. Спасибо всем! Я благодарна судьбе, что дружу с этим народом!

Далее читайте материал о выставке Клары Власовой>>