24 июня Марат, уехавший из Дагестана на заработки в столицу, вместе со своим родственником отдыхал на берегу Москвы-реки под Звенигородом. Когда они собрались уходить, услышали крики о помощи - тонули две девочки. Марат, не задумываясь, кинулся в воду. Он вытолкнул девочек на мелководье, но сам исчез под водой.
Чтобы узнать, каким он был сыном, внуком, братом и простым парнем журналисты «Россия для всех» отправились в Дагестан - в Махачкалу, где родился и вырос Марат, и в селение Хапиль, где он похоронен на родовом кладбище. Родители Марата - очень уважаемые люди. Тельман Сулейманович - заведующий отделением экономики и дизайна Дагестанского государственного педагогического университета. Мать Майсарат Шапиевна - учитель географии школы №18 столицы Дагестана.

***
- Каким он парнем был? - переспрашивает отец Марата Тельман Сулейманович на оживленной махачкалинской улице. - Обычным!.. Родился, учился, веселился, грустил, наверное. Рос, одним словом, учился жить. Скажу, что он не был хулиганом. Это не ради красного словца, поверьте. Не могу вспомнить, чтобы он что-то там такое серьезное проделывал, а мы потом краснели из-за него.
Мимо нас пролетают местные лихачи со свойственной им манерой - кто быстрее и «первее». Особый шик - затормозить у самого светофора и, как только загорится зеленый, с визгом улететь вперед. Мимо летят «девятки» - популярные в регионе машины. Но бывает, что проносятся и кабриолеты, аккумулирующие завистливые и равнодушные взгляды. Махачкалинские пижоны мало отличаются от пижонов московских.
- Да, машину нашу любил, - Тельман Сулейманович смотрит мне в глаза, а я отвожу взгляд. Не просто выдержать такой экзамен, когда на лице отца Марата читаешь: «За что? Почему на этом свете больше нет моего Марата?».
- Машину, говорю, любил. В пятницу, праздники, свободное время садился в нашу «девятку» и мы ехали в Хапиль.
Позже, у Дербента Майсарат скажет: «Он в этом туннеле всегда бибикал. Говорил, что так веселее - бибиканье отдается гулким эхом. Едут навстречу машины и тоже бибикают».
Мы неспешно беседуем у дома брата Тельмана Сулеймановича. Нам тонко и аккуратно дали понять, что в своей квартире родители не живут. Майсарат как-то обронила: «Не могу пока домой заходить».
Ну а нам остается расспрашивать про Марата.

0

Марат - до отъезда в Москву

- Так что случилось, Тельман, по-вашему? - приходится говорить очень громко, шум машин перекрывает разговор.

- Что? Он жизни спас. Услышал - зовут на помощь, ринулся, бухнулся в воду, стал выталкивать. Он таким всегда был. Я, наверное, банальности говорю, да? Нет?! Придет на помощь, когда потребуется, мой сын. Вот таким он был. Веселый был, общительный, дружил...

- Говорят, он на свадьбу собирал деньги...

- Слушайте, какая свадьба - ерунда все это! Кто-то что-то услышал, придумал, дописал, написал. Нас, родителей, даже не спросили, но написали. Не было никакой свадьбы. Не было!.. Свадьба... Если бы мы знали, что у него невеста есть... Марату нужно было вес сбросить, он в погранслужбу хотел устроиться на работу, он же полненький такой от природы. Говорит, папа я в Москву поеду, ну что я буду тут без работы слоняться?! Звонил, говорит, работаю, вес начал сбрасывать, до осени, говорит, приду в надлежащую форму, папа, на работу устроюсь у себя в Махачкале. Конечно, мне это было приятно услышать - сын тут со мной в одном городе, никуда не хочет - ни в Москву, ни в Питер: не тянут его огни большого города...Говорит, никуда не хочу уезжать, мне тут хорошо. Спрашиваю, куда в столице ходишь, с кем? Прошу его быть осторожным, Москва - большой город, то эти, то другие, сам понимаешь (Тельман Сулейманович иногда переходит на «ты», и это очень приятно: ощущаешь близким ему человеком) - все непросто. А Марат отвечает - да ты что, папа, куда тут пойдешь - работа и сон, говорит, никуда не хожу, зачем мне это, я же кавказец - документы спрашивают на каждом шагу, измеряя недоверчивым взглядом... И всегда спрашивал - а что мама приготовила, а маме говорил - «Мама, ты уж там папу побалуй, приготовь ему что-то вкусненькое. Кстати, а что на ужин сегодня?!».

- Вам звонили журналисты после случившегося?

- Звонили, пару раз из Москвы, несколько раз дагестанские. Узнавали, правда или нет. Конечно, правда! Марат спас жизни, давайте так говорить. Я что, буду доказывать, что мой сын утонул и что это правда?! Это правда. Это я вам, отец Марата Рахметова говорю. Спас людей.

- Подвиг?

- Не знаю... Потом звонили из одного канала. Говорят, приезжайте срочно, мы тут вам с теми девочками встречу устроим, с их родителями, они тоже готовы, все будет высший класс. У нас, говорят, большая студия, вся страна будет на вас смотреть. Ни сочувствия в голосе, ничего... Ну, такое шоу, получается, знаешь, а мне это надо?! Я не хочу, и не буду делать из этого всего шоу. Это унизительно для меня, для супруги - сейчас вот вся страна будет смотреть, как все плачут, переживают и сопли свои вытирают. Не буду. Будут сидеть там, в зале, хлопать. Это вам не убийство какое-нибудь, не развод звездных родителей. Не та тема, понимаешь? Федеральный канал... Шоу. У меня сына нет, а делать показ и повышать рейтинг там какой-то на имени Марата мы не позволим.
- А те девочки? Их родители?
Короткая, но емкая пауза. Тельман Сулейманович цокает, резко качает головой и выдает мощное «Нет».
- Слушайте, давайте не будем это обсуждать. Мой сын спас их детей. Я не могу сказать... Это дело их совести. Но пока никто из них не звонил. И мы не ждем... наверное...каких-то благодарностей. Хотя могли бы, наверное. Но - нет. В общем, нет. Я не таю на них обиду - зачем? Нет, так нет.

***

Нас приглашают в машину, и мы трогаемся в путь - до селения Хапиль Табасаранского района порядка 180 км. По пути родители Марата то молчали, то вспоминали сына. Но что поразило - не было привычных для многих из нас долгих причитаний вроде «На кого ты нас остаааавииииил!» и слез ручьем. Майсарат изредка подергивала плечами, Тельман уверенно ведет машину. А тот, кто уверен за рулем, тот также уверенно шагает по жизни. Простая истина.
Признаемся, непросто дались эти несколько часов пути. Хотя то Тельман, то Майсарат показывают нам - вот тут живут персы, через дорогу - лакцы и преимущественно аварцы, а вот тут сажают виноград, вот тут поля пустуют, хотя могли бы что-то посадить, а вот проезжаем Дербент, вот свернули в район, а там, до поворота, прямо, - Баку.
Дорога уходит то влево, то вправо, то крутой подъем, то резко вниз. До селения остается несколько десятков километров, а нам рассказывают и рассказывают, каким был Марат - как водил машину, чем увлекался, как учился. Но рассказывают коротко и емко.

0

Отец, мама, бабушка и другие близкие родственники Марата

***

- Вам, Тельман, уж извините, я начистоту... Вот как вам, Тельман, вся эта ситуация с жителями Северного Кавказа в столице? (В это время как раз обсуждали как четверо кавказцев на Третьем транспортном буйно выясняли отношения сначала с девушкой, потом с байкерами. Следом началась московская история с избитым депутатом и задержанием подозреваемых дагестанцев в Волгоградской области).

- Вы там думаете, что едут наши парни к вам только побеситься?

- Ну, нет, конечно.

- Вот видите. Я не хочу Марата в пример приводить в данном случае. Других ведь примеров масса. Но ищут и находят только негативное. Думаешь, нам тут не стыдно за наших горячих голов? Если нарушил закон - отвечай по закону - он для всех нас, россиян, один. Но ведь истерия начинается, сами видите, какая. Никто тут, в Махачкале или Дагестане в целом их «отмазывать» не будет. Никто! А тут передают, причем по тому же федеральному каналу - мол, преступникам не дали сбежать в Дагестан. Что же вы отделяете нас, дагестанцев от Российской Федерации на таком уровне? Зачем журналисты врут, причем, бессовестно, безответственно? «Не дали сбежать в Дагестан». Дагестан, что, уже отделили от страны в целом? Слава Аллаху, не отделили. И не отделят. Моя жена - аварка, я - табасаранец. Мы - россияне. Русский язык для нас второй родной. Вот она, русская культура, у нас, в нас...Коснемся нашего случая. Давайте я тоже начистоту. Это кавказец, дагестанец, житель Махачкалы, мой сын Марат вытащил из воды русскую девушку и армянку, жительниц Звенигорода.

- Кстати, скольких он спас?

- Официально говорят - два.

- А на самом деле?

Вот тут он впервые усмехнулся, пожал плечами и развел руками - официально спас двоих, а сколько на самом деле...

***
Селение Тельмана располагается рядом с азербайджанским селом. Сколько, интересуемся мы, знают местное население языков? Тельман усмехается - на каком начнут с утра разговаривать, на нем и продолжают целый день: табасаранский, азербайджанский, аварский, русский, конечно.
Приятные тихие улочки, аккуратные строения, железные ворота. Дорога уходит вверх. Редкие прохожие, которые, увидев нас, останавливаются и добродушно здороваются на местный лад «Ассаламу алейкум!» - «Валейкум ассалам!». То здесь, то там чинят - кто изгородь, кто лестницу, кто что-то латает в доме. Каждый чем-то занят. Праздношатающихся нет.
Мы заходим с Тельманом и Майсарат во двор. Всюду растет виноград, ухоженный огород, распустившиеся розы.
Нас тут уже ждут, но по какому-то внутреннему распорядку понимаем - не нужно сразу ломится в дом, нужно просто постоять, поговорить, посмотреть. Тельман рассказывает, как тут трудился Марат, как отдыхал. Взрослые строго говорят живущему тут Алиму, двоюродному брату Марата, что нужно принести из машины. Алим бегает вниз к машине и вверх - в дом. На его лице - ответственность и радость, что приехали родственники.
Усаживают за стол - мужчины отдельно, женщины отдельно. И это вполне нормально, нет никакого духа эмансипации. Это правила.
Заходим в дом, знакомимся с мамой Тельмана - бабушкой Умият. Она... Она, конечно, рассказывает о своем внуке Марате, проведший здесь многие годы. Марата воспитывала и бабушка Умият и дедушка Сулейман. Бабушка говорит на табасаранском, а Тельман переводит. Но мы понимаем, что дедушка был учителем и какого предмета - «муалим русский язык». Понимаем, как переживает бабушка.
- Говорит, полненький такой был, шустрый, - Тельман не сводит глаз со своей мамы. - Общался, бегал тут, взрослым помогал, как мог. Плавал, конечно. А чуть вырос, так уже на рыбалку - маленьких таких рыбок принесет и говорит дедушке: «Слушай, пока ты спал, я тебе рыбок наловил». А тот и доволен - эх, какой у меня заботливый внук растет, обо всех думает, обо всех беспокоится!..
За этими светлыми воспоминаниями льются слезы бабушки Умият.

***

- Как вы узнали о случившемся?

- Позвонил родственник вечером 24-го, так и так, невеселые вести... Вылетай. Вылетел только 25-го утром, не было уже билетов, последний вырвал из кассы. Поездом ехать - только тратить время. Пока прилетел, доехал - у вас там пробки. На место приехал после обеда. А столько формальностей пришлось пройти... В разных инстанциях задавали вопросы, какие только не задавали! Зачем приехали? Как намереваетесь тело сына искать? Что планируете? Как вы это видите? Пишите заявление, обращение, просьбу... Вам катер нужен? А бензин? А спасатели? А сколько? А столько много спасателей не получится, не положено! А вы тому-то позвонили? Еще нет? Звоните - без него не поедем! Как мне на это ответить?
Ну, приехал на место... Слушай, ну вот что мне оставалось делать? Стали искать. То катер есть, то нет катера, то бензин закончился, то что-то еще... Всего три спасательные группы в Подмосковье... Ищем день, ищем второй, ищем третий. Нету Марата...тела его... Вниз по течению нашли одно тело, у водозабора. Прибежал, окинул взглядом, понял - не Марат, это какой-то худощавый парнишка. Похоже, его никто и не искал.

 

0

Отец Марата и односельчане на родовом кладбище Рахметовых

- Почему только Марат прыгнул в воду? Были же и другие. Говорят, смотрели с берега, - задаем мы бестактный и не ко времени вопрос.

- Это у них спросите... Мой сын был там, где было нужно быть. Так вот, прибежал - не Марат. А катер бороздит то вдоль одного берега, то вдоль другого, делает крутые виражи, взбалтывает воду, поднимает волны. Нет Марата!.. Нам уже дают намеки, дескать, может уже хватит, в сотый раз вдоль и поперек. Нет, говорю, давай еще раз. Давай еще раз. Он где-то тут. Вечером 26-го пошел сильный дождь, поиски прекратили, и наутро вода в Москве-реке поднялась, не знаю, где-то на полметра. Это и помогло. Я отправлял (Тельман так и сказал - «отправлял») молитвы, молил Марата: «Сынок, ну давай, отец тут, выплыви, Марат, давай, давай. Ну, ты не видишь, что ли - папа тут...Тебя... на родине ждут. Мама ждет. Марат!..».

- А там...

- А там, то есть тут, в Хапиле ждали. Звонят мне - ну что? А что я им скажу? Говорят, можете побыстрее? Гонят меня, понимаешь... Отвечаю... Нет, не отвечаю, кричу в трубку - пусть вам будет полегче, чем мне, я тут с ума схожу, парня своего найти не могу, а вы... Бросал что-то в сердцах. Неправ, конечно, был, но меня поймут.

***

Бабушка Умият говорила и говорила. Вспоминала, как все было раньше, как бегал Марат, помогал, не оставался в стороне от дел, был трудолюбив, красив, умен, внимателен, молод. Когда он спасал детей в далеком от Дагестана Звенигороде, говорит она, это был зов сердца. Не мог он пройти мимо, не мог не броситься в воду, не мог не спасти. Но, наверное, мог выплыть...
А я вспомнил своих бабушек. Говорю ей, знаете, они у меня уже умерли, от старости умерли.
- Твои бабушки не умерли. Я твоя бабушка, - сказала она мне на табасаранском. Перевод был не нужен. А Майсарат сказала - вы можете приехать сюда, как к себе домой.

***

- И вот вода, которая поднялась с берегов, помогла. Утром не далеко от места, где утонул Марат, мы увидели его тело.

- Вы ясно помните этот момент?

- Предельно ясно. Он выплыл. Это было тело Марата, моего сына. Он остался таким же, каким и был. Вот тут (Тельман показывает левую щеку) вот тут маленькая такая родинка.

Он не стеснялся своих слез - скупых, мужских, отцовских. Да и было там всего две капли.

- Вот так завершилось его путешествие - уехал на машине, пошел по воде, вернулся на самолете. Эх, Марат, Марат, поспешил, Марат, поспешил уйти от нас.

***

- Он прожил 24 года и 24 дня, - Майсарат в черном платке. - У него день рождения 1 июня. Перед отъездом он был тут. И на кладбище заходил. Спрашиваю его, что делал? Отвечает, вот пыль стер с дедушкиного камня. Сфотографировал. Нельзя это делать, говорю ему, сотри, нельзя в дальнюю дорогу увозить пыль с кладбища, фотографию... Не послушался. Говорит, все будет в порядке, мама!. Так и уехал.
- Я сказал ему, что в этот день, в Международный день защиты детей, - продолжает Тельман, - нужно поздравлять родителей. Он посмеялся так - а почему родителей? Потому что мы, говорю ему, родили и воспитали вас.

0

Майсарат, мама Марата

***
Тем временем на родовом кладбище собираются односельчане - только мужского пола. Нет, здесь не запрещается ходить на кладбище женщинам. Но в этот раз собираются только мужчины.
Позвали знающего читать на арабском муллу. Алим и его сверстники раздают сладости всем собравшимся. Приходит и стар, и млад. Мулла долго читает молитву. А все вспоминают Марата - кто-то про себя, кто-то вполголоса. Тельман стоит рядом с могилой сына и могилой отца.
Спустя некоторое время мы идем обратно домой к бабушке Умият. Вечером нам уезжать в Махачкалу, потом самолетом в Москву.

***
- Почему в Москве не очень жалуют кавказцев? - вопрос к Тельману.

- А потому что случись что - все кавказец виноват. Я не выгораживаю земляков, поймите, не выгораживаю! Но не может быть так - все беды от нас якобы. Мы виноваты, что кто-то за деньги документы делает? Давайте честно, как всегда - только кавказцы кого-то там подкупают, только они дерутся, только они там бучу устраивают, обманывают, врут?
Я говорил, нам за таких неучей, этих пижонов стыдно, краснеем за них, если это по делу. Потому что ломаются правила - правила поведения, правила уважения к старшим, к соотечественникам. Значит, и мы что-то упустили, раз наши ребята в Москве вольготно себя чувствуют. Не додали, не доучили, не так, как нужно, воспитали, недосказали.
Но ведь согласитесь, что Марат Рахметов сделал то, что должен был сделать - помочь. Он ведь тоже кавказец. (Тельман не сказал - «был кавказцем»: сын для отца всегда живой). Он наш с вами соотечественник, спас наших с вами соотечественниц. Нам не нужны благодарности. Нам не нужны шоу. Давайте просто сохраним наши с вами человеческие отношения без дележа на религию, национальности, уклад жизни. Марата не вернешь, но я сделаю все, чтобы его пример стал для нас примером как жить вместе. И не важно, кто тонет, кто попал в беду, кто протягивает руку - давайте поможем. Не будем просто вот так сидеть и глазеть на водную гладь - ага, а кто там тонет, нуууу найдутся смельчаки, наверное, кто-то нырнет, почему именно я?
Так мы, ребята, всю страну растеряем, раздербаним!. А этого делать ну никак нельзя!

***
Сейчас в Махачкале инициативная группа выходит с предложением присвоить школе №18 столицы Дагестана имя Марата Рахметова и назвать одну из улиц города именем этого героя.

***

Покидая Хапиль мы сидели с Тельманом и пили чай.
- Сколько вам лет, Тельман Сулейманович?
- Сорок девять.
- Понимаете...Совет постороннего... Наверное, не к месту и не ко времени. Но вы еще молоды. Понимаете...
- Понимаю. Почему постороннего?! Ты не посторонний. А что касается... Жизнь идет. Все может быть. Посмотрим... Жизнь продолжается. В любом случае она продолжается.

Москва - Махачкала - Хапиль - Москва

Читайте и другие материалы по этой теме>>