Российские женщины, чьи дочери ждут суда в Ираке по обвинению в незаконном пересечении границы и участии в террористической организации "Исламское государство*" (запрещена в РФ), просят иракские власти о снисхождении, сообщает РИА Новости.

По данным члена Совета Федерации РФ, представителя главы Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки Зияда Сабсаби, возглавляющего рабочую группу по возвращению российских женщин и детей на родину, в женской тюрьме Багдада находятся свыше 100 российских женщин и детей. Женщины ждут суда по обвинению иракских властей в терроризме и незаконном пересечении госграницы Ирака. Они были вывезены на Ближний Восток мужьями, примкнувшими к ИГ*, и после их смерти брошены на произвол судьбы.

Ранее Сабсаби сообщил, что судебное заседание в Ираке по делу россиянки, обвиняемой в незаконном пересечении границы и участии в террористической организации ИГ*, перенесено на первую половину марта. По его данным, в ближайшее время перед иракским судом по указанным статьям должны предстать 36 граждан России.

В среду в пресс-центре МИА "Россия сегодня" прошла пресс-конференция министра иностранных дел Республики Ирак Ибрагима Аль-Джаафари. И российские женщины, чьи дочери с детьми находятся в Ираке, с самого утра, несмотря на мороз, пришли с самодельными плакатами, на которых фото и призывы "Не судите их строго" и "Помогите вернуть детей", пришли к зданию международного информационного агентства "Россия сегодня".

"Мы сегодня втроем. Приехали из Дагестана. Мы узнали ночью о том, что тут пройдет мероприятие с министром иностранных дел Ирака, и кто оказался в этот момент в Москве, приехали. Нам до сих пор звонят другие матери, тоже хотят приехать, но уже поздно. Мы любую возможность ищем, чтобы попытаться вызволить женщин и детей, попавших в Ирак", — сообщила одна из женщин по имени Раббия.

Крымская татарка Ирада, чья сестра Рушана накануне в числе более двух десятков женщин и детей была вызволена иракскими властями из плена отрядов ополчения и помещена в женскую тюрьму Багдада, рассказала, что и теперь продолжает беспокоиться за будущее Рушаны и ее полуторагодовалого ребенка.

"По моей информации, в тюрьме, куда привезли сестру, тоже не очень хорошие условия — от болезни, точного диагноза не знаю, там умерли несколько русскоязычных женщин. И мы просим иракские власти, чтобы проявили снисходительность к этим женщинам, чтобы не судили их строго, ведь они не участвовали ни в каких боевых действиях и зачастую обманным путем были привезены из России", — рассказала корреспонденту РИА Новости Ирада.

По ее словам, поскольку прямого выхода на иракские власти у этих женщин нет, они хватаются за любую возможность помочь своим близким. "Мы с половины десятого тут стоим. На улице холодно, я с ребенком, но мы не уходим, не сдаемся. Мы хотим, чтобы обратили внимание на наши мольбы, чтобы услышали нас", — говорит собеседница.

© РИА Новости, М. Луковцева
Российские женщины просят власти Ирака о снисхождении к их дочерям на суде

Живы ли…

Еще одна жительница Дагестана Мадина рассказала, что безуспешно пытается разыскать в Ираке свою дочь, которая, по ее последним данным, с двумя детьми — пятилетним сыном и двухлетней дочкой — находилась в Мосуле до того момента, когда власти Ирака объявили об освобождении города.

"Сегодня пришла попытаться найти на свои вопросы ответы. Вопросов два. Первый касается женщин, находящихся в тюрьме Багдада, — хотелось бы, чтобы власти отнеслись к ним гуманнее. Ирак — это мусульманская страна. И должно быть понятно, что наши женщины попали туда не по своей воле: мусульманские жены должны беспрекословно слушаться своих мужей, следовать за ними вместе с детьми. И тех женщин, кто не участвовали в боевых действиях, нужно судить только за незаконное пересечение иракской границы", — заявила Мадина.

Второй вопрос, волнующий Мадину — судьба ее дочери и других таких же женщин и детей, которые находились в Мосуле. По ее словам, когда последний раз 1 июля 2017 года дочь выходила на связь, то сообщила, что из-за длительного голодания была сильно истощена, а сын болел.

"Хотелось бы обратиться к министру иностранных дел с вопросом, куда делись наши женщины с детьми, живы ли они или нет. Сегодня я попросила одного иракского журналиста задать этот вопрос министру иностранных дел Ирака. И только что этот журналист мне сообщил, что задавал вопрос, и министр ответил, что мы должны обратиться в правоохранительные органы Ирака через посольство. Я уже не раз это делала. Встречалась два раза с консулом Ирака, один раз с послом Ирака, встречалась с первым заместителем посла Ирака. Все они обещали помочь, но это пока не выполнено — у нас так и нет информации, в плену ли они у каких-то группировок, в тюрьме ли, или где. Неизвестность страшнее всего", — рассказала Мадина.

"У нас общая боль. Я смогла выйти на связь со своими последний раз 29 июня 2017 года, и потом ни единой весточки не было. Мы просим иракские власти, чтобы они помогли нам найти этих женщин, обманным путем вывезенных в Ирак, спасти детей, которых, как отмечал президент России Владимир Путин, никто не спрашивал, хотят ли они уезжать. Особенно хотелось бы, чтобы гуманность проявили в отношении ни в чем не виновных ребятишек. Очень просим содействия в возвращении этих детей и матерей", — поддержала ее Раббия.

На сегодняшний день более 100 женщин и детей вернулись на родину из Ирака и Сирии при содействии чеченских властей. Это жители Чечни, Дагестана, Ингушетии, Башкирии, Твери, Нижневартовска, а также граждане Казахстана и Узбекистана.

Позже процедура возвращения из Ирака россиян, побывавших на территории ИГ*, осложнилась. Как сообщал Сабсаби, все находящиеся в тюрьмах российские женщины и девочки с 14 лет обвиняются по двум статьям иракского законодательства — терроризм и незаконное пересечение границы Ирака. Их судьба определится после решения багдадского суда, уточнял сенатор.

* Запрещенная в России террористическая группировка.