В течение столетий народный костюм отшлифовывался, согласовывались элементы, отметалось все случайное и сохранялось только самое понятное, доступное, самое дорогое людям, вкладывавшим в тот или иной костюм свои понятия о красоте.

Наиболее древней и в то же время наиболее распространенной в XIX в. в Дагестане формой одежды у женщин была рубаха туникообразного покроя. Она выполняла и функции платья, как бы скрывая строение фигуры и создавая тем самым впечатление монументальности. Ее нарядный вариант не имел различий в крое.

Функциональное назначение такого платья выражалось в цветофактурном и декоративном решении: оно украшалось разноцветными лоскутами в форме трапеций и квадратов, которые нашивались на край подола и по вырезу ворота, а также серебряным шнуром и галуном.

На рубеже ХIХ-ХХ веков женщины из знатных семей носили и отрезное по талии платье, которое шилось из дорогой ткани и считалось нарядной одеждой (в повседневном быту его не носили). Такое платье могла себе позволить только состоятельная щеголиха, так как расход ткани для его изготовления был значительным.

 В качестве нарядной верхней одежды XIX в. широкое распространение получил и бешмет «бузма», постепенно завоевавший большую популярность. Приталенный бешмет сменил платье-рубаху. Линия талии стала главной опорной линией, а сборки или мягкие складки, заложенные ниже пояса, подчеркивали новый силуэт. Бешмет оставался популярным благодаря разнообразию форм. Наряду с вышеописанным видом встречались стеганые бешметы темных цветов на подкладке, утепленные ватой или шерстью (лавадей). Их длина могла доходить до икр и даже до пят.

В некоторых селах встречались укороченные формы бешмета — нарядные кафтанчики. Этот вид одежды бытовал среди населения Южного Дагестана (алха-лыг, архалук у рутулок и азербайджанок), но на территории Горного Дагестана не получил широкого распространения. Вообще для горянок не была характерна форма одежды, предназначенная для ношения с юбкой. Поэтому такие кафтанчики носили поверх нарядного платья, причем, только девушки, невесты и молодые женщины.

Интересен тот факт, что фартук как элемент нарядной одежды проник и в горное село Кумух, хотя встречался здесь редко. Девушки из состоятельных семей вязали себе крючком из шелковых ниток узорные фартуки, которые отделывались лентами и кружевами.

Знатные женщины могли позволить себе нарядные штаны усложненного покроя — с широкими, почти полутораметровыми штанинами. С целью экономии их верхнюю часть до бедер часто выполняли из простой ткани. Низ штанов должен был быть виден из-под платья или рубахи, поэтому его украшали особо — оторачивали дорогой тканью, расшивали золотыми нитками или тесьмой. Однако под широкие штаны все равно обязательно надевались узкие из сатина или шелка, украшенные кружевами. Известно, что горские модницы шили внутренние штаны из особой ткани «бурса» и вшивали в них хрустящую бумагу.

В зимний период женщины носили нагольные овчинные шубы. Наиболее популярной была шуба-накидка с длинными ложными рукавами, более легкой и компактной — приталенная шуба, похожая по крою на бешмет и надеваемая в рукава. Ее нарядный вариант, предназначенный для молодой девушки или невесты, предполагал декоративную отделку шелком, парчой и галуном.

Исторически женский головной убор является очень важной частью одежды. Разнообразие форм и способов украшения делает его одним из интереснейших элементов костюмного комплекса, позволяющим безошибочно определить не только этническую принадлежность женщины, но и из какого она общества или аула. Традиционные головные уборы женщин Дагестана отличал оригинальностью и исключительным разнообразием, отражали этническую принадлежность, возрастные и социальные различия. Разнообразие головных уборов горянок с удивлением отмечали писатели, ученые и путешественники. Побывавший в 70-х годах XIX века в Дагестане В. Вилльер де Лиль-Адам сравнил головные боры горянок с повязками древних египетских женщин. Традиционные головные уборы женщин Дагестана можно условно разделить на три группы: 1) чухта; 2) платок; 3) чалма.

Акушинки свой убор шили из шелка или парчи, а его низ обычно делали из гладкой ткани и вышивали гладью золотыми нитками.

Кубачинская чухта — это небольшой кусок бязи почти квадратной формы, на который в определенном сочетании нашивали куски из разноцветных тканей — парчи, атласа и т.д. Налобная часть ее, как правило, делалась из полоски черной ткани — атласа, сатина и обрамлялась с двух сторон (у висков) яркой тканью. Вместо металлических украшений кубачинки надевали нарядную серебряную, чаще позолоченную, цепочку, которая огибала подбородок и концами прикреплялась с обеих сторон выше висков к чухту. Сюргинки свою чухту, в отличие от кубачинок, богато украшали спереди. По краю ее налобной части нашивали серебряную цепочку (иногда две-три цепочки, скрученные в жгут), а выше в определенном сочетании бусы, бляхи, монеты, пуговки.

Ураринки к височным частям своего убора пришивали массивные серебряные украшения из инкрустированных медальончиков, блях, ромбовидных и квадратных пластинок, свободно свисающих от висков к подбородку.

Даргинки Чибах-Дарго ленты своего чухту нередко делали из кожи, а подбородочную ленту украшали жемчугом, бисером и серебром.

Женщины обществ Буркун-Дарго нижнюю часть чухту шили из дорогих и ярких тканей и отделывали ее узорной строчкой. В цудахарских обществах чухту украшали плотной, витой цепочкой из серебра. Вообще ношение цепочек по краю головного убора было древней традицией.

Обувь в Дагестане отличалась большим разнообразием как в материалах, из которых она изготовлялась (шерстяная, вязаная, войлочная и кожаная), так и в фасонах. Особенно многообразной была вязаная, а также войлочная обувь. Кожаная обувь, несмотря на свое многообразие, имела меньше локальных особенностей, чем вязаная и войлочная. Это объясняется, в частности, и тем, что изготовлением кожаной обуви занимались мужчины, которые более тесно, чем женщины, были связаны с внешним миром и в большей степени подвергались инородному культурному влиянию.

Высоким качеством и красотой отличались губденские чувяки — губденки. Они делались, как правило, из желтого сафьяна, на тонкой белой мягкой коже.

Комбинированная обувь также получила большое распространение. Женщины носили сапоги из кожи, комбинированной с войлоком, парчой, бархатом, сукном и т.д.

 Башмаки нередко делались из цветного сафьяна. Многие молодые женщины верх башмаков шили из парчи, затканной золотом (сарасан), золотого бархата (гюльмахмар), вышивали на нем золотыми или разноцветными шелковыми нитками традиционный рисунок. Обувь шили мастера-мужчины, а вышивку на сафьяне или сукне делали женщины.

По обуви можно было безошибочно определить принадлежность горянки к той или иной этнической группе.

Народное декоративно-прикладное искусство, поэзия, музыкальный фольклор, хореография — виды народного творчества. В жизни они не только соседствовали, но и постоянно переплетались, дополняя и обогащая друг друга, образуя «единую художественную структуру» народного искусства.

Среди выразительных средств традиционного женского костюма важное место занимали различные ткани. Восточные авторы отмечают наличие широко поставленного производства шерстяных, хлопчатобумажных тканей в известных средневековых торгово-ремесленных центрах Дагестана —Дербенте, Семендере.

 Символика цвета в Дагестане существовала издавна.

Цвет обладает, безусловно, большой силой воздействия на чувства человека. Необходимо отметить особую значимость цветового кода, который является одним из важнейших элементов, участвующих в создании модели мира. Цвет имеет постоянные характеристики, обычно дополняемые символическим значением реалий — носителей цвета.

В рамках дагестанской традиции можно с уверенностью утверждать, что красный цвет являлся доминантным в семантической структуре ритуала.

Интересна символика других цветов. Так, люди, посещающие дом невесты, у подавляющего большинства дагестанцев должны были быть одеты во все белое (по крайней мере, старались этого придерживаться): женщины — в белых платках, мужчины — в белых папахах. Кородинцы предпочитали одежду черного цвета, наделенного якобы особыми магическими свойствами, ругуджинцы и вихлинцы —красного. Они несли с собой муку, сладости, хлеб, курдюк, урбеч и др., желая этим самым будущей семье счастливой жизни и достатка.

Следует отметить, что белый цвет в обрядах, связанных с семейным бытом, в последующем стал символом радости и чистоты, красный — очищения, благополучия, а черный — умилостивления духов предков. Белый, красный и черный цвета господствовали и в свадебных церемониях.

В качестве выразительных средств традиционного женского костюма активно использовались вышивки, аппликации, басонные изделия. Вышивку использовали аварки, даргинки, лезгинки, табасаранки, еврейки, русские, агулки, цахурки, лачки, ногайки, азербайджанки, почти все дагестанские женщины. Эта тема еще слабо представлена в литературе по народному искусству Дагестана. Ряд ценных материалов по вышивке народов Дагестана (кумыков, лакцев) в свое время был опубликован известными этнографами С.Ш. Гаджиевой и А.Г. Булатовой.

Наиболее распространенными мотивами вышивки у лакцев были орнитоморфные (стилилизованные птицы — куропатки, куры), растительные (цветы, листья, трилистник, ветка), геометрические (круги, розетки), а в ряде случаев встречалась вязь в стиле арабской надписи. В конце XIX века в качестве орнамента вышивки использовалось изображение двуглавого орла, в котором мастерицы видели не символ российского самодержавия, а удобный для расшивания декоративный узор. У кумыков, как у многих тюркоязычных народов, своеобразно сочетались зооморфные и геометрические мотивы древне-тюркского орнаментального искусства с растительными узорами. Самым сложным считался узор гюлевете, складывавшийся из различных цветочных рисунков. Этим узором вышивали башмаки, манжеты, воротники женских платьев и т.д.

Существовало и множество названий узоров, образованных расположением настильных нитей. Есть схемы, названные именами мастериц, например, Аймисей накъич (узор Аймисеи), а также Салин гуллу («гуллу» — фигура с тремя вытянутыми листиками), ашрапи накъич (монетный узор), чутту накъич (оспенный узор), чIаллу (колосья) и многие другие. Как видно, почти все названия местные, образованные на внешнем сходстве узора с каким-нибудь хорошо знакомым предметом или явлением (монета, ножницы, колосья, цветы, лапша и т.п.). Украшениями и вышивками особенно отличалось кубачинское платье-рубаха. По установившейся традиции кубачинка к рукавам нарядной агва пришивала широкие манжеты, расшитые жемчугом в виде чередующихся треугольников. Прежде всего вышивальщица подбирала жемчужины по размеру для разных частей узора — в этом проявлялись ее мастерство, вкус. Каждый из видов э работ выявлял художественные качества жемчуга.

Дагестанки владели также навыками вышивки крестом по канве, чаще черными и красными нитками. Данный вид вышивки, очевидно, появился позже, под прямым влиянием соседнего русского населения, а также покупных вышитых изделий. Ювелирные украшения в женском костюме — особая тема. Ювелирные украшения из золота и серебра всегда высоко ценились дагестанками и были неотъемлемой частью одежды, особенно свадебной, почти всех народов. Ювелирные изделия часто украшали только деталь костюма, выгодно выделяя ее из всего ансамбля, но в ряде сел бытовала традиция сплошь украшать серебряными изделиями большую масть костюма (Балхар и др.).

Широко используются как украшения праздничного костюма различные браслеты, серьги, кольца. Интересны кубачинские свадебные перстни и браслеты. Они обильно украшены массивными искусственными цветными камнями, сердоликами, бирюзой и жемчугом. В кубачинских браслетах нашла яркое отражение традиция скульптурного решения вещи, характерная и для женского костюма. Даже витые браслеты, ведущие традицию от известных археологических прототипов, получают здесь пластическое завершение концов с крупными камнями.

Каждый народ получает в наследство от предыдущих поколений материальные и духовные ценности. Велико значение и художественного наследия Дагестана для дальнейшего развития его культуры.

Современная эпоха диктует новые «правила», и традиционный костюм все больше уходит в прошлое, в музейные фонды экспозиции. Однако сегодня традиционная женская одежда становится интересна не только ученым, но и дизайнерам-модельерам.

Дагестанская женская народная одежда необычайно разнообразна по форме, используемому материалу, художественной композиции и декору. В каждом костюме — свой художественный образ, своя индивидуальная выразительность.

Благодаря витающим в общественной атмосфере настроениям стало возможным появление в культурной жизни республики таких масштабных мероприятий, как проводимая раз в три года выставка молодых художников «Аламат» и ежегодный фестиваль моды «Кавказский стиль» (далее «КС»), знаменующий рождение дагестанской школы моды.

Обладательницей гран-при фестиваля «КС», проводившегося впервые в 1996 году, стала модельер Вера Агошкина со своей коллекцией «Из глубины веков».

 Довольно устойчивую популярность в нашей республике сумели завоевать создатели семейного Дома моделей Гала и Сибилла Омахановы.

И, завершая обзор поисков дагестанских модельеров, хочется сказать о Школе молодых модельеров Анны Джетере, которая с 1996 года представляет выразительные коллекции, выполненные по национальным мотивам, и не только. Школа Джетере — это множество имен, индивидуальных стилей и почерков, но всех их объединяет безусловный профессионализм. Если первые коллекции этой школы были более адресными, в них явственно присутствовало обращение к дагестанскому национальному костюму с традиционными техническими приемами декора, такими как вышивка золотой нитью, золотым шнуром и бисером, кайтагская вышивка, аппликация, шитье шнуром, галуном и т.д., то последующее направление школы — это поиск новых образов, более абстрагированных и только ассоциативно связанных с образами Дагестана и Кавказа — коллекции под общим девизом «Очаг мой Дагестан» (1999 г.).

Народный костюм, существующий с древнейших времен, и современная одежда — разные по времени и социально-экономическим отношениям явления. Однако талантливый художник-модельер по-новому может взглянуть на старые схемы кроя и принципы декора и на их базе создать современные образцы одежды, насыщенные национальной образностью, и тогда можно увидеть на наших подиумах, эстраде, в новых постановках национальных театров лучшие образцы такой одежды.

Традиционный женский костюм — одно из ярких проявлений культуры народов Дагестана. Несмотря на многие локальные различия, связанные с историей того или иного этноса (именно эти различия привлекали, прежде всего, внимание многих путешественников, ученых, оказавшихся в Дагестане в XIX в.), в художественном плане для него характерны типичные, свойственные народной художественной культуре черты. Это устоявшиеся формы одежды, возникновение которых уходит в глубокое прошлое, это их «абстрагированность» от индивидуального начала в человеке (одежда показывает, прежде всего, его причастность к тому или иному коллективу или жизненной ситуации, в которой он оказывается).

Значительным фактором обновления народной женской одежды Дагестана явилось расширение художественно-эстетического пространства культуры, рост эстетических потребностей населения.

Автор: Мисиду Султанова