Давно привыкли относиться к женщине Дагестана как к ущемленной в правах и не имеющей своего слова и цели женщине.

Положение женщины в семье и обществе, ее социальный, экономический и правовой статус тесно связаны с характером самого общества, культурой и общим развитием. В нынешнюю эпоху в жизни нашего общества принято считать, что произошли большие изменения. Считается, что изменившиеся во многом ролевые функции женщин заставляют по-новому взглянуть на женщину и ее роль как в семье, так и в обществе. Но так ли это происходило всегда?

Роль женщины в дагестанском обществе, ее место в нем в значительной мере были связаны с ее хозяйственной активностью, с участием в материальном производстве. Женщина, привыкшая принимать более или менее самостоятельные решения, касавшиеся семьи, не была пассивной и в общественной жизни. Известно, что горянка не только много трудилась в доме и в поле, но ей нередко приходилось брать на себя обязанности руководителя по дому и в хозяйстве.

© П. Расулова
Зулхиджа: Вся моя жизнь это тяжелый труд, тревога и забота о слабых и нуждающихся

Одними из ярких женщин-руководителей являются Манаша и ее дочь Зулхиджа Шейховы. Манаша долгое время являлась руководителем Кикунинского питомника, ее бригада получала почетное звание «Бригада коммунистического труда», а сама она являлась депутатом Верховного Совета ССР и Верховного Совета ДагССР. (В прошлом году отмечали ее 100-летие и 80-летие ее дочери Зулхиджи).

Манаши уже давно нет в живых, но ее дочь Зулхиджа переняла у своей матери целеустремленность, стремление достичь поставленную цель всевозможными путями, желание помочь сельчанам и всему своему тухуму (родне). В 25 лет она являлась депутатом сельского и районного совета, воспитала семерых прекрасных, образованных детей. Награждена многими медалями и почетными знаками, среди которых самыми любимыми для нее являются орден «Знак Почета» и врученная главой Республики Дагестан Рамазаном Абдулатиповым медаль «За любовь и верность».

Корреспонденту интернет-портала «РДВ» Патимат Расуловой Зулхиджа Шейхова рассказала о том, как современная дагестанская женщина гармонично совмещает работу и семью, а также поделилась секретами профессиональной и творческой деятельности и рассказала о роли женщин в государственном управлении.

— Мне было 15 лет, когда начала свою трудовую деятельность. С того времени не помню дня, чтобы я или отдыхала, или просто лясы точила. Вся моя жизнь — это труд, борьба за хорошую жизнь, тревога и забота о людях, которые рядом, желание добра и хорошей жизни не только себе, но и всем окружающим. Жизнь меня многому научила, потому, наверное, вправе передать моим детям и вам некоторые выдержки, правила поведения и уроки правильной, успешной жизни:
Первое и самое важное правило моей жизни — чтобы люди верили в нас и доверяли, необходимо чтобы у нас самих было чистое сердце и светлые помысли.

© П. Расулова
Зулхиджа: Вся моя жизнь это тяжелый труд, тревога и забота о слабых и нуждающихся

Во-вторых, мы никого и никогда не должны обманывать. Сам человек никогда не должен воровать, я никогда не допускала подобной ситуации и ничего не крала. С 19-20 лет я работала председателем сельсовета, с 1963 по 1982 год. За столько лет моей работы нет ни одного человека, который мог бы упрекнуть меня в каких-либо грехах. Чтобы люди нас уважали, мы сами должны быть эталоном чести, совести и справедливости.

У меня семеро детей, одна дочка умерла, так как родилась больной. Я уже долгие годы на пенсии, но так как сыновья построили и открыли консервный завод, мне захотелось вновь заняться тяжелой управленческой работой.

У меня есть свое подсобное хозяйство, сажаю картошку, выращиваю кукурузу, у меня много коров, бычков на откорме, перерабатываю молоко в сыр, масло. На все большое свое хозяйство и завод мы печем хлеб. На заводе отдельно работают свои технологи, инженеры и руководители цехов. Работой цеха и Кикунинского завода я не занимаюсь, но остальным натуральным хозяйством руковожу я. В нашем хозяйстве я занимаю важную роль хозяйки, меня уважает и младшее, и старшее поколение.

Мне скоро исполняется 81 год и, несмотря на это, я работаю. Никогда не хотела бы оказаться в постели и причинить неудобство своим внукам и внучкам. Мне нравится моя работа и такая полная забот и хлопот жизнь. Какими бы хорошими ни были мои дети и невесты, как бы они меня ни уважали и любили, мне не хочется оказаться в постели. Я очень довольна своей семьей. Мой муж Осман постоянно говорит мне, что я слишком многое беру на себя. Помимо забот о своей семье я забочусь о родне, о проблемах односельчан, если где-то случилось горе, я обязательно стараюсь помочь им.

Когда я была секретарем комсомола, меня определили бригадиром-садоводом, у меня уже было двое детей. А в 1964 году меня избрали главой сельсовета, тогда женских кадров было очень мало. У меня было всего лишь 10-классное образование, несмотря на это меня определили бригадиром. В то время на руководящие должности нужно было назначать людей с высшим образованием. Руководитель орготдела Совета министров Сайгитов говорил, что среди всех глав сельсоветов с высшим образованием Зулхиджа без высшего образования умнее всех вместе взятых, она прошла уроки жизни, и никто не справляется с руководящей должностью лучше, чем она.

Мы каждый год давали отчет, и он говорил пусть она вытащит свой отчет и эти руководители с высшим образованием покажут свой отчет, и он доказывал, что моя работа намного лучше и грамотнее, чем у других. Я всегда старалась быть на голову выше, чем образованные коллеги. За это время я была награждена многими медалями, стала победителем соцсоревниваний в районе.

© П. Расулова
Зулхиджа: Вся моя жизнь это тяжелый труд, тревога и забота о слабых и нуждающихся

Разговор о женском счастье…

Счастье… Многие размышляют о том, что это такое. Для каждого оно свое! Я особо не думаю над этими вопросами, но уверена, что оно само не приходит. Чтобы быть счастливыми, нужно наше старание, сидя дома, женщины свое счастье не найдут. У каждой женщины и каждого мужчины есть свои недостатки, нужно уметь скрывать и исправлять их. Наиболее умная женщина всегда найдет свое счастье сама.

Я тоже всегда работала для этого без устали. Замуж меня выдали мои родители, очень много женихов ко мне сватались. Но я выбрала на мой взгляд самого лучшего — секретаря райкома комсомола. Мне тогда было 15 лет, и кто-то познакомил нас. Помню, одна моя подруга передавала письма, она до сих пор шутит и вспоминает случай нашего знакомства. Мои подруги были намного старше меня, мама хотела выдать меня за другого, родственники отца предлагали своих парней, но среди всех мой выбор пал на моего нынешнего мужа. Его мама очень часто ходила к нам и просила выдать меня за ее сына.

Сегодня моя внучка говорит мне: «Дадаба (папина мама) почему в свое время ты выбрала жениха сама себе, а почему мы не имеем права выбора сегодня?». Все равно мои родители не хотели выдавать меня в другое село. Я в 18 лет вышла замуж, моего мужа отправили в армию на три года. Я осталась одна со свекровью. Мне с ней повезло. Она была очень хорошей женщиной, всегда помогала, поддерживала и давала мне советы. В то время декрет длился только два месяца, и нам определяли короткое время на кормление ребенка. Мне приходилось бегать домой через каждые три часа, чтобы кормить ребенка. Несмотря на то что мне приходилось воспитывать детей в таких тяжелых условиях, мои дети не попадали в больницу и не болели. Может быть, это связано с тем, что в то время было меньше химии, экология была чище, ведь сегодня даже коровы едят траву и корма с химикатами. Я всем говорю, не кушайте все подряд, если даже очень хочется. Ведь есть большие возможности в выборе продуктов питания и, слава Аллаху, живем все сельчане в достатке.

Лесная жительница нашла средство от рака, или История о том, как выжить

Меня воспитали по-другому, я прошла суровую школу жизни. Отца в 1941 году забрали на фронт, он так и не вернулся, не вернулся с войны и мой дядя. Мама одна воспитывала меня с сестрой. Видела много тяжести, и работа закалила меня.

Если есть лень в организме, никак не получается собраться. У меня нет ни капли лени, я тружусь с раннего утра и за своими заботами не замечаю время. Всегда была стройной и не помню, чтобы страдала лишним весом.
У меня строгое расписание сна: ложусь в 11 часов ночи, встаю на утреннюю молитву в два часа утра, выполняю специальную молитву тахажуд, читаю молитвы на четках, выполняю камат и потом только совершаю утреннюю молитву, читаю из Корана суру «Ясин», делаю дуа за весь тухум и за наше семейство, только после этого ложусь спать до шести-семи часов. Иногда хочется спать в обед, если клонит ко сну, я обязательно посплю немного, но это бывает редко, часто и времени не хватает на сон.

У меня сердце как у молодой женщины, чувствую себя моложе 50 лет. Дочери меня предостерегают, просят не работать, сыновья тоже проявляют заботу, говорят: «Баба, не работай много». Я же и им не даю покоя, я с раннего утра обхожу все хозяйство: вижу что где не так лежит, намечаю список дел, о них я еще думаю вечером, после работы, но добавляются внеочередные сегодняшние дела, которые требуют безотлагательного решения. Если я вижу, что кто-либо из сотрудников в рабочее время сидит, я злюсь… И они, зная мое недовольство, все сразу встают и начинают заниматься своими обязанностями.

Я всегда работников завода прошу почувствовать своим этот консервный завод. Если они этого не прочувствуют, не наладится это хозяйство — наше общее дело. Ведь от благосостояния завода зависит и их жизнь. Мы бесплатно кормим всех рабочих, зарплаты у нас хорошие. Мы знаем заботы и хлопоты каждой семьи, каждого работника, всегда выручаем работников. Когда ожидаются их семейные праздники, строительство жилья и так далее, выделяем ссуду. Для нас проблемы сотрудников — это наши проблемы, потому мы хотим, чтобы и они отвечали нам взаимностью.

© П. Расулова
Зулхиджа: Вся моя жизнь это тяжелый труд, тревога и забота о слабых и нуждающихся

Здесь я расскажу и об истории создания Кикунинского консервного завода

В районном центре Гергебиль в свое время славился единственный в то время Гергебильский консервный завод, и он не принимал фрукты и овощи из нашего села Кикуни. У нас возникла проблема с реализацией продукции. Мои сыновья тогда задумались над постройкой нового завода. На этом участке, где мы построили завод, располагались ульи совхоза и не было тут никаких построек. Мы попросили у сельсовета выделить нам этот участок и построили новый завод с нуля. На сегодня благодаря продуманной, слаженной, целенаправленной работе он стал одним из лучших заводов в республике, к нам приезжают не только из Дагестана, но и из других районов и республик специалисты для обмена опытом. Приезжал и министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев вместе с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым.

Политика санкций стимулирует развитие консервного производства в Кикуни
Политика санкций стимулирует развитие консервного производства в Кикуни

В настоящее время на заводе идет сезон переработки абрикосов, персиков. Мы изготавливаем соки прямого отжима и фруктовую пасту и расфасовываем в емкости разных объемов. Скоро начнется и сезон других фруктов и овощей. Из всех фруктов мы готовим полуфабрикаты, расфасовываем в 200-литровые бочки, они необходимы для работы в межсезонье. Наш завод работает круглогодично. За сезон наш завод способен переработать до 800 тонн плодово-ягодного пюре — из абрикосов, яблок, слив, персик, томата и др.

Линия у нас максимально производит до 12 тыс. бутылок в час. В месяц можем вырабатывать до миллиона условных банок в различных фасовках. При полной мощности можем довести до 2,5 млн условных банок в месяц, в год это около 30 млн банок. Бутылка с напитком у нас стоит от 26 рублей, оборудование — 700-750 млн рублей.

© П. Расулова, «Россия для всех»
Политика санкций стимулирует развитие консервного производства в Кикуни

Наш завод занимается не только консервированием. При заводе имеется целое натуральное хозяйство. У нас есть мельница, где мелем кукурузу, пшеницу, делаем толокно, из семян льна и косточек делаем урбеч (его теперь называют дагестанским шоколадом, по полезности он превосходит многие продукты).

Почти на гектаре земли мы сажали картошку, чеснок и другие овощи. В этом году наше село настигло стихийное бедствие — все перебило, все погибло на земле! Град обрушился такой силы, что ничего не осталось. Весь наш труд оказался бесполезным. Все наши потери зарегистрированы в сельсовете, если власти посчитают нужным и возможным, выделят средства, что было бы хорошим подспорьем для сельчан. Ведь для многих прибылью является только лишь то, что сами производим.

Но, несмотря на все природные катаклизмы, жизненные трудности, проблемы в жизни и нестабильность в стране, я не унываю, не жалуюсь, ищу решения вопроса и того же советую нашим сельчанам!

© П. Расулова, «Россия для всех»
Политика санкций стимулирует развитие консервного производства в Кикуни

 

Видеоматериал предоставила РГВК Дагестан