Магомед Дибиров — неординарный художник, работы которого запомнятся не по стилю, а по смысловой нагрузке. Картины художника известны не только в родном Дагестане, но и за его пределами. Произведения Магомеда хранятся в музеях Махачкалы, частных и корпоративных коллекциях России и за рубежом.

Дибиров — художник-аналитик, который верно подметил суть социальных грехов. Его работы выстреливают в пространство, резонируя в общественном сознании и разрушая неказистый мир обывателя неподдельной искренностью. Они яркие, привлекают внимание зрителей необычными объектами изображения. Картины вроде и простые, но требуют умственной работы.

Личные проблемы Дибирова, его переживания переплетены с осмыслением проблем, которые волнуют всех россиян, о которых люди говорят тихо, подбирая выражения и собеседников. Он человек с четкой гражданской позицией, который не изменяет своим нравственным принципам.

О себе, своих картинах, мыслях и выставке в Москве Магомед Дибиров рассказал корреспонденту интернет портала «Россия для всех» Патимат Расуловой.

— Родился в Хасавюрте 17 октября 1972 года. Рисовать начал с детства, ведь этому искусству нельзя научить, и заставить работать без желания невозможно. Этот талант или заложен в самом человеке, или его вообще нет. Это подобно тому, как заставить без желания танцевать или заниматься спортом. Учился в художественной школе Хасавюрта и окончил ее с отличием, затем поступил в Санкт-Петербургский художественно-реставрационный лицей. В то время это был первый в СССР лицей, где обучались многие известные художники страны. После его окончания служил в армии, отслужив, вернулся в Дагестан и с тех лет уже никуда не выезжал долгие годы. Желание выехать было, но не было возможности. Все тяжело воспринимали 1990-е годы и развал СССР.

0

- В постоянном представительстве РД в Москве проходит выставка ваших работ. В течение почти месяца любители искусства могут посетить эту выставку. Каждая подобная выставка — это важное событие для дагестанцев, проживающих в Москве. Как приняли ваши работы московские дагестанцы?

— Выставка в принципе оправдала мои надежды, на открытие пришли люди, которых я хотел видеть. Не люблю лесть и похвалу, но все выступающие сказали по существу и представили свое видение моих работ. В картинах я выразил свою гражданскую позицию, которая для меня очень важна. Живопись сама у меня уже на втором месте, это всего лишь способ передачи моих мыслей. Искусство для меня — средство передачи моих мыслей о проблемах, о которых я думаю и которым даю оценку. Свою выставку я назвал «Временное перемирие». Это вечная проблема человека, личности и системы, поэтому всегда идет временное перемирие человека с властью.

Читайте также: В постпредстве РД открылась выставка М.Дибирова «Временное перемирие»

- Магомед, та выставка, которая открылась в постпредстве, меня очень впечатлила, и картины у вас очень глубокие, с глубоким смыслом.Те картины, которые вы привезли в Москву на выставку, чем-то отличаются от остальной части вашей коллекции?

— С 1997 года, с тех пор как я начал выставлять свои работы, я ни разу не изменил своей тематике и в Москву привез некоторые картины каждого периода. Выставлено где-то 40 картин.

- Что вас побудило написать картину «В Багдаде все спокойно»?

— Эта картина посвящена политике США по отношению к Ближнему Востоку. У нас, у мусульман, есть такое понятие, как многоженство. Вот по моим представлениям США пытается стать как бы мужем Ближнего Востока и диктует ему свои условия. У меня до этого была картина «Четырехкратный уровень». То есть это как бы высший статус наших мужчин: чем больше жен, тем выше статус. Именно это США хотят сделать с Ближним Востоком.

- У вас некоторые картины посвящены мусульманской тематике — шахиды (работа, на которой пеньки, оставшиеся от вырубки леса), четки, имамы… Что для вас значит это направление?

— Когда ты видишь то, что происходит в нашей республике и не только у нас, видишь убийства людей, отчаяние и многое другое, как-то неосознанно эти темы зарождаются в голове. Ты болеешь этими проблемами, и хочется отразить свои мысли на холсте. Невозможно отстраниться от этих тем, ведь эта наша жизнь.

- Как долго вы работаете над картинами?

— На самом деле долго рождается лишь тема. Я в голове прокручиваю разные идеи и постоянно думаю о насущных проблемах, а уже то, что задумал в принципе рисовать, — никаких проблем нет. Главное — грамотно придумать элементы этой живописи, чтобы это не выглядело как сатира, как юмор. Я не судья, я просто отображаю действительное положение вещей и не говорю, что это плохо или хорошо. Это уже додумывают мои зрители.

- Какая из ваших картин стала самой спорной, о которой много говорили или обсуждали?

— В последний период я слышал, что людям нравятся такие картины, как «Молчание ягнят», «Временное перемирие», «Покушение»…

В 1990-е годы обсуждали картину под названием «Суп» — здесь рисовал любимую племянницу и нелюбимый ею суп. Она стала общепризнанной и обсуждаемой, она как-то полюбилась всем и сразу за аллегоричность, традиции критического реализма.

Но в принципе не было картины, о которой бы не говорили и которая бы не вызывала интереса.

- Магомед, а вы любите рисовать портреты политиков?

— На самом деле я не портретист, но мне нужны были некоторые портреты, чтобы отобразить то время, в котором мы находились. Конец 1990-х годов, я видел наших политиков в образе американских гангстеров, поэтому всех руководителей того времени я изобразил именно так. Это было для того, чтобы показать сегодняшнему поколению тот образ политиков, который был в 1990-е годы. Те мои картины даже хотели уничтожить, даже был издан приказ, но они сохранились и сейчас находятся в частной коллекции.

- Слышала, несколько картин из привезенных вами в Москву посоветовали не выставлять?

— Да, бывает такое, не все и не всегда поддерживают мое искусство. Я свободный художник, а у чиновников есть свои задачи.

- Вы рисуете портреты женщин?

— Женщины, как правило, не вписываются в мой социальный проект как художника, который рисует более страшные, агрессивные картины. Я от женщин не вижу столько агрессии, допустим, как от мужчин.

0

- Как вы считаете, дагестанские художники интересны российскому зрителю?

— Я думаю, Дагестан сегодня очень даже интересный в плане разнообразия художников. Есть осетинская школа, грузинская, они узнаваемы. Дагестан уникален в плане художественных работ, также наши художники выезжают в Москву и за рубеж на выставки. Наши работы любят и дают высокую оценку. Они многоплановы, разнообразны, интересны и понятны нашим зрителям.

- Магомед, вы продаете свои картины? Художница Клара Власова на выставке сказала, что с такими глубокими политическими картинами вам будет намного тяжелее заработать на жизнь, то есть реализовать их.

— Вы знаете, все некоммерческие картины продаются лучше даже, чем коммерческие. Они приобретаются музеями, и мои картины находятся во многих престижных музеях страны, их покупают и в частные коллекции. Мои некоторые работы находятся в коллекции у Владимира Путина, Рамзана Кадырова и многих других известных политиков.

- Художник может жить на средства, вырученные от продажи картин, или он просто обязан подрабатывать. Вам хватает средств?

— Мне нет необходимости работать в других областях. Я профессиональный художник и живу на вырученные за картины деньги. Нужно просто больше работать.

- Как долго вы работаете над одной картиной?

— Работаю с самого раннего утра, иногда работа так затягивает, что хочется без перерыва круглыми сутками работать.

- Над какой из своих картин вы работали дольше всего?

— Это, наверное, «Страх отважного мюрида». Я переделывал ее раза три до конечного итога, представления зрителям.

- Какая работа самая любимая?

— Любимой, думаю, не бывает. В каждой картине часть моей души. Но некоторым отдаю предпочтения: «Молчание ягнят», «Временное перемирие», «Свой среди чужих»…

- Помимо рисования что вы еще любите в жизни? Например, кофе?

— Я люблю жареную картошку, телевизор и диван (смеется).

Смотрите фотоальбом картин М. Дибирова>>

Патимат Расулова