На Северном Кавказе, прежде чем идти в полицию, люди все чаще пытаются решить проблему с помощью популярных в регионе групп в социальных сетях. В обществе, в котором сильны родовые связи, а порицание окружающих страшнее Уголовного кодекса, Инстаграм и другие соцсети стали действенным инструментом в розыске мелких жуликов и поиске детей. Впрочем, сами сыщики не против виртуальной помощи в раскрытии преступлений. Как работает кавказский "народный патруль" — в материале РИА Новости.

Играл гормон

Переговоры с правонарушителями через социальные сети — здесь не единичные случаи, а тенденция. Ни одна группа не обходится без подобных сообщений.

"Где-то раза два-три в неделю нам пишут в директ, просят опубликовать отрывок видео или фото, сопроводив его обращением, в котором предлагают раскаяться и вернуть то, что украли. На мой взгляд, это своего рода кавказское благородство — дать шанс преступнику. Однако, скорее всего, люди считают, что из-за мелочей не стоит идти в полицию. Если сообщение в соцсетях не подействовало, тогда уже обращаются в МВД", — рассказывает администратор ингушского паблика "Магастайм" Ибрагим Костоев. Его группа представлена и во "ВКонтакте", и в Инстаграме.

Так, в Дербенте, благодаря переговорам через соцсети, заведующая детским садом "Дельфин" Зарема Алибекова помогла подросткам избежать жесткого наказания. Однажды, когда она просматривала камеры наблюдения, то увидела, как воры проникли в сторожку во дворе. Украли деньги — пять тысяч рублей. Вначале женщина хотела сразу же заявить в полицию, однако, просмотрев видео несколько раз, поняла, что воришки — малолетние. Тогда Алибекова решила написать пост и обратиться к хулиганам через местный паблик.

"Мальчишки же совсем. Могли как по глупости, так и в поиске приключений пойти на кражу. Заведут на них уголовное дело, поставят на учет, кому от этого толк будет? Жалко мне их стало. Зачем им жизнь портить? Да и украли они не так много — пять тысяч рублей, — вспоминает заведующая. — Поэтому я написала в группу во "ВКонтакте", которая популярна в нашем городе".

В сообщении педагог попросила ребят прийти, попросить прощения и вернуть деньги. На раздумье дала сутки, а если не придут, пообещала, что видео, на котором четко видны их лица, попадет к правоохранителям.

Названы самые популярные города в Instagram

Расчет учителя оказался верным: информация моментально дошла не только до главных "героев", но и до их родителей. Еще до окончания назначенного срока двое подростков в сопровождении отцов пришли раскаяться в содеянном. Оба мальчика оказались из благополучных семей, хорошо учились и до этого случая никогда не были замечены в подобных проступках.

"Я считаю, они получили хороший урок. Им обоим по 12-13 лет. В таком возрасте мальчишками гормоны руководят, а не мозги. Уверена, что они очень пожалели и в следующий раз не решатся на такой "экстрим", — говорит Алибекова.

Доходит быстро

На Кавказе народ живет компактно, поэтому информация по мессенджерам и через репосты в соцсетях быстро доходит до нужных адресатов. Возможно, именно поэтому люди изначально пытаются решить проблему миром, не вовлекая полицию. Хозяева и владельцы небольших торговых точек из-за мелких краж не хотят заявлять в органы: дескать, украли на рубль, а нервотрепки выйдет на тысячу. При этом вора надо найти, чтоб больше неповадно было. В таких случаях на помощь бизнесу приходят социальные сети.

"Пожалуй, на Кавказе общественное порицание сильнее Уголовного и Административного кодекса. Позор падает не на одного конкретного человека, а и на весь род", — объясняет местные особенности администратор одной из популярных дагестанских групп Вячеслав Стародубец.

Он отмечает, что в 99 процентах случаев после публикации в паблике мелких воришек удается найти без особого труда.

"После обличающих постов сами правонарушители звонят нам и за деньги предлагают убрать сообщение. Но я их всегда отправляю к "жертве". Например, был случай, когда обокрали небольшой продуктовый магазин. Через три часа после публикации видеоролика с камер наблюдения позвонил предприниматель и попросил удалить пост. Сказал, что грабитель сам пришел и они уладили вопрос", — рассказывает Вячеслав.


Понятно, что предпринимателю главное — не вора посадить в тюрьму, а вернуть свое. Однако когда дело касается тяжких преступлений, без полиции не обойтись. В этих случаях паблики помогают правоохранительным органам.

Позорный столб

В регионах Северного Кавказа люди очень быстро реагируют на пропажу детей и подростков. К такой беде относятся как к своей.

Несколько дней жители Ставропольского края активно публиковали фото 16-летней Кати П., которая не вернулась из школы домой. Сначала мама обратилась в полицию — женщина подозревала, что в исчезновении дочери виновен ее новый знакомый, уроженец Дагестана.

По словам матери, несколько месяцев он навязывал девушке "радикальные идеи", после чего дочь сильно изменилась. Женщина после пропажи Кати обратилась в полицию, а потом и в группы в соцсетях. Интернет-сообщество быстро откликнулось на просьбу: фото с лицом беглянки было чуть ли не в каждой ставропольской группе в Инстаграме. Через два дня 27-летний молодой человек, с которым уехала девушка, сообщил о том, что они находятся в Крыму, но уже выезжают обратно.

Как рассказывают администраторы пабликов, они также помогают найти стариков и детей. "Особенно летом много сообщений с просьбой найти ребенка. Четыре часа нет дома, найти нигде не могут, сразу пишут нам. В полицию с таким сроком не пойдут. В большинстве случаев дети быстро находятся. Но нам не жалко дать клич. Главное, чтоб мамы были довольны, а дети — целы и невредимы", — говорит Ибрагим Костоев.

Уровень терроризма на Северном Кавказе снизился на 21% за полгода

Убедившись, что социальные сети — порой мощный инструмент в поиске преступников, сыщики и спецслужбы сами активно стали прибегать к их помощи. На стенды и объявления "Их разыскивает полиция" не все обращают внимание, особенно молодежь. А вот Инстаграм просматривают десятки раз в день.

Теперь, признаются сотрудники, они и сами мониторят группы в соцсетях, чтобы не пропустить ничего важного и вовремя отреагировать.

"Если вдруг что пропустим по своей части, можем получить нагоняй от начальства. Поэтому проверяем очень много постов. Но лучше перестраховаться. Хотя иногда наши люди склонны к преувеличениям. Однако чтобы не было паники, приходится в тех же группах просить опубликовать результаты проверки или расследования", — поделился на условиях анонимности сотрудник правоохранительных органов Дагестана.

На Северном Кавказе все еще сильны родовые связи, а традиции — мощный инструмент регулирования общественной жизни. Если человек совершил преступление, позор падает не только на него — на всю семью. А социальные сети в таких случаях становятся чем-то вроде позорного столба.
РИА Новости, Анна Криволапова